Боев Валерий Анатольевич
18.12.12 21:21

БОЕВ ВАЛЕРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ,
ВОИН-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТ, ЛИКВИДАТОР АВАРИИ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС


Людям свойственно забывать историю, особенно если она их не коснулась. Но вряд ли это можно сказать про тех ребят, которые с достоинством прошли Афганистан, они никогда не смогут выбросить из памяти годы своей службы.
Невозможно забыть и аварию на Чернобыльской АЭС, которая изломала, изменила сотни тысяч жизней. Оставила "она" черный след в памяти тех украинцев, которые проживали в 30-километровой зоне АЭС, и те кто, рискуя жизнью, участвовал в ликвидации последствий Чернобыльской аварии.
Боев Валерий Анатольевич - один из тех ребят, который никогда не вычеркнет из своей памяти годы Афганской службы не смотря на боль и те потери, которые он пережил. Не забудет он и событие "черного" 1986-го…
- Валерий Анатольевич, расскажите немного о себе.
- Родился и вырос я в Харькове. Окончил школу, тут же начинал свою трудовую деятельность: работал на Харьковском релейном заводе, работал на хлебовозке, а потом - армия и Афганистан.
- Есть такая мысль, что наиболее правильным является первое впечатление. Какие первые впечатления в Афганистане были у Вас?
- Я попал в Афганистан летом 1982 года. Когда мы туда летели, мы не знали что там идет война. А первое впечатление об Афганистане, конечно, было тягостное. Пыль, жара, глинобитные дувалы (заборы), узенькие улочки, чахлая растительность. Я помню, было тяжело дышать. А вокруг бедность и голод, меня поразила страна своей бедностью.
- Пережитое - невозможно забыть. А как начиналась Ваша служба, как Вы входили в четкий армейский ритм?
- Прибыл я в 58-ю автомобильную бригаду. В мои обязанности входили - подвозка грузов, снабжение армии, начиная от Хайратона и Термеза, и развозили его по всему Афганистану. Вся моя служба прошла в дороге за рулем, я часто менял части. Помню, когда мы приехали, с нас поснимали погоны, мы не отдавали честь, не было в этом необходимости. По мере службы отказывались от сапог и переходили на что-то более легкое, потому что по горам бегать в сапогах было сложно.
- Солдатская служба слагается не только из трудностей и проблем. Нет. Я думаю, что немало и радостных и светлых минут. Помните ли Вы подобные эпизоды сегодня?
- Да, были и трудные моменты, были, конечно, и радостные. Мне, почему то, вспоминается событие 3ноября 1982-го года в кювете на Саланге, это 3600 метров над уровнем моря, заглохла машина и 186 трупов вынесли, люди подушились угарным газом и до сих пор неизвестно что это было.
Из хорошего - это настроение командира, ведь если у нас не получалось какое-то задание выполнить, говорил: "Ребята если мы что то делаем, мы делаем это не только для себя". Относился к нам хоть и строго, но справедливо и с пониманием. Вспоминаю и друзей, с которыми я проходил службу, которых много, но все они "разбросаны" по бывшему Советскому Союзу. В частности, мой командир - легендарный Хабаров Леонид Васильевич.
Только фотографий очень мало, нам запрещали фотографироваться, и хранить фотографии. Все происходило "в секретном режиме" я бы сказал.
- Валерий Анатольевич, расскажите, каким образом Вы оказались в Чернобыле?
- После Афгана три года передышки - и снова в поход, теперь на Украину, бороться с невидимой смертью. Осенью 1986 года завершается строительство саркофага, укрывшего взорвавшийся энергоблок АЭС многометровым слоем бетона. До 1 мая 1987-го нужно было сдавать объект, зашифрованный под строительством 5 и 6 реактора, которого я в глаза не видел. Именно тогда довелось шагнуть в ад Чернобыля. Я пробыл там с 14 по 30 апреля 1987-го. Мы чистили и засыпали землей площадку в радиусе 1,5 км станции специальной техникой.
Главное, что вынес из поездок, - память о настоящей мужской дружбе и боевых товарищах, бесценный опыт и, пожалуй, ощущение причастности к событиям, которым суждено остаться в истории навечно.
- И в завершение, расскажите, чем Вы занимались после, а также участвуете ли Вы в афганском/чернобыльском движении?
- Я работал на Кавказе на строительстве железной дороги, строил дороги в Орловской и Липетской областях, Ставрополе. Участвовал в строительстве автодрома в г. Тольятти, заказчиком которого был американский General Motors. В начале 90-х работал на строительстве топливохранилище для ракетного топлива в г. Купянск (Харьковская обл.). После - в Польше, Западной Украине.
Конечно, я участвую и в афганском, и в чернобыльском движении. Наши проблемы и мировоззрение не всем понятно. Не всем понятно, кто мы, что мы пережили, чьи приказы выполняли. Выполнив важнейший долг - долг перед родиной, некоторые ушли на заслуженный отдых, другие продолжали служить, а есть такие, кто, понимая всю сложность реабилитационного периода, решили создать афганскую/чернобыльскую организации. Ведь каждый из нас нуждается в поддержке, и не только материальной, но и моральной.. Не все об этом говорят, но так оно и есть. Также мы воспитываем подрастающие поколение личным примером. Члены организации участвуют в тематических вечерах, проводимых в школах, вечерах к торжественным датам, проводим фотовыставки, так как нужно прививать ответственное отношение молодого поколения к выполнению своего гражданского долга.

Оксана Дранник
- пресс-служба ХГСВА

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

DatsoGallery Ultimate


Ветеранск...
Ветеранск...

Статистика

Rambler's Top100