Шеенков А. Г. Вторая командировка в Афганистан
19.11.12 22:02

Вторая командировка в Афганистан

      К концу 1987 года было окончательно решено вывести наши войска из Афганистана. На заседании Военного совета армии командующий поставил перед командирами всех степеней основную задачу: потери боевые, а тем более не боевые - в войсках 40-й армии должны быть резко сокращены. Он потребовал от офицеров сделать все, чтобы исключить гибель солдат и сержантов. За каждого погибшего в бою, при обстреле аэродромов, гарнизонов, застав или при любых других обстоятельствах командир должен нести серьезную ответственность.

      В соответствии с указаниями командарма боевая активность частей и подразделений 40-й армии, а также количество операций в интересах правительственных войск постепенно должны были свестись к минимуму. Ответные или, в зависимости от ситуации, упреждающие боевые действия, командиры соединений и частей обязаны были проводить только для того, чтобы не допустить массовой гибели своих людей, более того - исключить такую угрозу. Лишь в том случае, когда обстановка диктовала необходимость нанесения мощного удара по противнику командир имел право принять такого рода решение.

     Не менее жестко было организовано управление боевой и транспортной авиацией. 40-я армия располагала мощными военно-воздушными силами. Мы почти полностью отказались от безоглядной помощи афганцам - представителям Вооруженных сил ДРА, руководству уездов и правительству страны.

     Опыт показал, что достигнутые результаты в ходе проводимых нами боевых действий афганцами не используются. Через полтора-два месяца после завершения операции все возвращалось на круги своя: противник опять занимал те районы, из которых советские войска некоторое время тому назад его вытеснили. Кроме того, противник оперативно восстанавливал прежние базы с оружием и боеприпасами и снова оказывался в непосредственной близости от наших объектов, возобновляя обстрелы, нападения на наши колонны и совершая террористические акты.

      Такая позиция командования 40-й армии удовлетворяла далеко не всех. Мы сразу же ощутили мощное давление, прежде всего, со стороны руководства Афганистана.

Обстановка в стране накануне вывода войск

     Военно-политическая обстановка в Афганистане все больше осложнялась. Чем слабее и уязвимее становились позиции государственной власти, тем давление на советское военное командование оказывалось сильнее. С каждой неделей требования официального Кабула все возрастали. Правительству Афганистана так и не удалось укрепить свою власть во многих провинциях. Среди них Кунар, Пактия, Бадахшан, Каписа. В 1987 году более 85 % территории страны, разделенной в административном порядке на 31 провинцию и один округ Хост, находилось под контролем моджахедов. Государственная власть теряла уезд за уездом, провинцию за провинцией.

      Особую озабоченность у афганского руководства и советского военного командования вызывала обстановка в провинции Пактия, а именно в округе Хост. Это было вызвано тем, что вооруженные отряды оппозиции практически завершили блокирование города. В Хосте сложилась критическая ситуация с продовольствием - население города голодало. Продукты питания доставлялись туда преимущественно самолетами. Транспортная авиация отправлялась в Хост, как правило, в ночное время суток.

     После вывода из Хоста гарнизона советских войск сложилась реальная угроза потери города, да и всего округа. Положение осложнялось тем, что сам округ Хост находился в двойной изоляции. Первое кольцо состояло из вооруженных формирований оппозиции, а второе проходило по горной гряде перевала Сатыкандав, высота которого достигала трех тысяч метров.

     Потеря кабульским правительством Хоста явилась бы важным приобретением для оппозиции. Поэтому к решающему удару моджахеды готовились основательно. Воспользовавшись отсутствием советских войск в этом районе, душманы восстановили одну из самых крупных своих перевалочных баз, "Джавара", что в переводе означает "Волчья яма", которую наши войска разгромили еще весной 1986 года.

Операция "Магистраль"

     После многократных настойчивых просьб афганского руководства командование 40-й армии начало планировать крупную совместную войсковую операцию афганских и советских войск. Вот как описывает в своей книге "Ограниченный контингент" генерал-полковник Громов Борис Всеволодович подготовку и проведение операции "Магистраль": "Основной целью операции являлся прорыв блокады для обеспечения населения Хоста в первую очередь продовольствием, а также другими видами материальных средств - горючим, медикаментами и т. д. Предварительно нами был проведен глубокий и подробный анализ ситуации, сложившейся вокруг Хоста. Там побывали офицеры и генералы Оперативной группы Министерства обороны СССР и 40-й армии.

     Группировка оппозиции в этом районе состояла в основном из военизированной части племени Джадран. Это очень гордые люди, которые в своей истории не подчинялись вообще никакому правительству и действовали так, как считали нужным. Общее руководство формированиями моджахедов осуществлял Джелалуддин, выходец из этого племени.

     Начать операцию было решено в ноябре 1987 года. Одновременно с планированием и подготовкой боевых действий командование 40-й армии предпринимало одну попытку за другой, для того чтобы добиться деблокирования Хоста мирным путем. Переговоры пришлось вести в том числе и мне, как командующему армией и руководителю предстоящих боевых действий. Несмотря на то, что вместе с несколькими офицерами я лично поднимался на перевал, который служил разграничительной линией между владениями племени Джадран и всей остальной территорией Афганистана, для того, чтобы встретиться с Джелалулдином и провести с ним переговоры, но все наши усилия оказались тщетными. От прямых контактов с нами он всячески уклонялся. Наше общение с ним ограничилось несколькими письмами. Тем не менее, мы не прекращали попыток добиться мирного решения проблемы.

     Самым важным вопросом в ходе подготовки операции я считал сведение к минимуму возможных потерь со стороны 40-й армии. Очень много времени было отведено тщательному изучению местности, на которой предстояло действовать войскам. Мы организовали взаимодействия советских и афганских войск, артиллерии и авиации. Были определены районы и сроки сосредоточения задействованных сил и средств.

     40-я армия участвовала в операции силами 108-й и 201-й мотострелковых дивизий, 103-й воздушно-десантной дивизии, 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады, 345-го отдельного парашютно-десантного полка, а также других частей и подразделений. Со стороны вооруженных сил Афганистана были привлечены силы и средства 8-й, 11-й, 12-й, 14-й и 25-й пехотных дивизий, 15-й танковой бригады и нескольких подразделений специального назначения. Кроме того, в операции участвовало более десяти батальонов Царандоя и госбезопасности.

     Даже на завершающем этапе подготовки к боевым действиям мы все-таки надеялись, что в результате переговоров и с Джелалулдином, и со старейшинами племени нам удастся прийти к соглашению о беспрепятственном прохождении колонн с мирным грузом в осажденный Хост.

     Замысел операции предусматривал: в случае безрезультатного завершения переговоров с племенем Джадран ударами авиации блокировать караванные маршруты, по которым оппозиция осуществляла подвоз оружия и боеприпасов, и тем самым изолировать район предстоящих боевых действий от подхода резервов.

     Захватом перевала Сатыкандав, который был расположен на высоте трех тысяч метров, мы планировали обеспечить беспрепятственное выдвижение своих войск и блокирование дороги Гардез-Хост.

    На следующем этапе операции, удерживая под своим контролем автомобильную трассу, боевые подразделения должны были прикрывать прохождение колонн с запасом материальных средств в Хост и обеспечивать их возвращение в обратном направлении.

     В дальнейшем после создания в гарнизоне Хоста необходимых запасов продовольствия, медикаментов и горючего войска, которые располагались вдоль дороги, предполагалось вывести из округа в район Гардеза.

    К исходу 22 ноября части и подразделения были полностью готовы к проведению операции, которая получила условное название "Магистраль". В районе Гардеза и Хоста были созданы оперативные группировки советских и афганских войск. Артиллерия заняла основные огневые позиции. Я подобрал место для командного пункта с таким расчетом, чтобы видеть все происходящее в районе боевых действий и влиять на развитие ситуации.

    Поскольку договориться с оппозицией о беспрепятственном проводе колонн нам не удалось, 23 ноября, как и было запланировано, мы начали боевые действия. К сожалению, для племени Джадран, первыми же ударами авиации нам удалось, как мы и предполагали, блокировать район проведения операции.

     Конечно же, душманы понимали, что наши действия продиктованы необходимостью ликвидировать угрозу голодной смерти нескольких тысяч жителей Хоста. Тем не менее, они оказывали серьезное сопротивление советским и правительственным войскам.

     В течение первой недели войска 40-й армии методично воздействовали на противника медленно, но верно продвигаясь к перевалу Сатыкандав, стремясь овладеть им. Одновременно с этим мы каждый день отправляли через специальных сотрудников службы безопасности наши предложения о мирном решении вопроса. Даже в разгар боевых действий, встретив ожесточенное сопротивление, мы не стремились нанести большие потери оппозиции. Командование армии располагало достоверными данными воздушной и агентурной разведки о местах расположения группировок противника. Тем не менее, мы, как ни странно это звучит, пытались нанести противнику минимальные потери; при этом предпринимали необходимые усилия для того, чтобы просто вытеснить его с перевала.

     К исходу 29 ноября, после шести дней боевых действий, передовые части овладели перевалом Сатыкандав. Основная заслуга в этом принадлежит личному составу 103-й воздушно-десантной дивизии, которой в то время командовал генерал-майор Павел Сергеевич Грачев. Он лично руководил действиями своих подчиненных и сумел захватить перевал, понеся при этом минимальные потери.

    После этого командование 40-й армии предприняло еще одну попытку без кровопролития деблокировать Хост. 30 ноября через сотрудников госбезопасности Афганистана начались очередные переговоры с Джелалуддином и другими лидерами воюющего племени. Понимая важность происходящих событий, от афганского правительства из Кабула прилетел представитель президента страны министр по делам племен и народностей Сулейман Лаек. От имени президента и проходившей в то время в Кабуле Лоя джирги он еще раз обратился к лидерам племени Джадран с предложением не препятствовать продвижению колонн с мирным грузом.

     Для ведения переговоров нам пришлось практически на две недели приостановить боевые действия. Этого времени вполне хватило для проведения необходимых встреч, переговоров, а также взаимных упреков, обвинений, ультиматумов и прочих мероприятий, которые, на наш взгляд, должны были привести к положительному результату.

     Командование 40-й армии в эти дни тоже не бездействовало. Отдавая себе отчет в том, что надежды на мирное решение проблемы весьма призрачны, мы подготовили операцию с использованием специальных возможностей. Стремясь оказать максимальное воздействие на ситуацию вокруг лидеров племени Джадран, командование армии приняло решение ввести противника в заблуждение относительно реального положения дел в районе боевых действий.

     Через агентуру военной разведки мы посредством доверенных лиц передали в Пакистан информацию о том, что Джелалуддин все больше склоняется к решению согласиться с предложениями советского военного командования и сложить оружие. Руководство "альянса семи" как бы случайно узнало о том, что Джелалуддин обсуждает со своими помощниками маршруты вывода подчиненных ему формирований из района боевых действий. В надежде на то, что Джелалуддин будет ликвидирован своим руководством, мы даже указали сроки отхода отрядов оппозиции.

     Через полторы недели после начала этой операции Джелалуддин исчез из района боевых действий. Он вновь появился в Хосте лишь в конце января, когда операция "Магистраль" была нами полностью завершена. Позже нам стало известно, что в Пакистане к данной информации отнеслись с сомнением. Тем не менее, Джелалуддина решили все-таки проверить. Он был отозван в Пакистан и уехал туда, оставив вооруженные формирования, находившиеся в зоне боевых действий на своего заместителя. По нашим данным, Джелалуддина долго допрашивали, проверяя и перепроверяя каждое его слово на лояльность.

     Благодаря успешно проведенной оперативной комбинации, нам удалось отстранить непримиримого полевого командира от руководства противостоящей группировки противника. Ожесточенное сопротивление мятежников продолжалось после этого не более двух недель. Однако мы не смогли добиться самого главного - деблокирования Хоста мирными средствами. Под усиленным давлением лидеров "альянса семи", штаб-квартира которых находилась в Пешаваре, руководство племени Джадран отказалось пропустить наши колонны в Хост.

     Для спасения населения города и округа Хост от голодной смерти Лоя джирга уполномочила президента Наджибуллу отдать приказ частям афганских вооруженных сил на продолжение операции.

     Я специально подчеркиваю, что приказ был отдан афганским войскам, потому что именно на их плечах и на их оружии лежала основная тяжесть этой операции. Части 40-й армии, как правило, действовали в интересах обеспечения операции.

     16 декабря войска были вынуждены продолжить боевые действия. К этому времени дорога от Гардеза до перевала Сатыкандав полностью находилась в наших руках. Командный пункт я переместил ближе к району проведения операции и развернул его непосредственно на перевале, который тоже находился под нашим контролем. Думаю, не многим приходилось руководить боевыми действиями с высоты три тысячи метров над уровнем моря.

     В районе Хоста мы высадили десант в составе одного советского батальона и бригады афганских коммандос. Это позволило создать весьма благоприятные условия для стремительного продвижения навстречу друг другу.

    Части, действовавшие в направлении Гардез-Хост, последовательно захватывали господствующие высоты вдоль дороги и брали автомобильную трассу под охрану.

     Военизированная часть племени Джадран продолжала сопротивление. Душманы вели прицельный огонь по артиллерийским позициям советских войск и по командному пункту.

     В ходе боев нами был сначала блокирован, а потом и уничтожен базовый район под названием Срана, который находился чуть южнее перевала Сатыкандав и ближе к Хосту.

    Ликвидация этого крупного базового района сыграла решающую роль в окончательном разгроме сопротивлявшихся отрядов вооруженной оппозиции и взятии советскими войсками под свою охрану магистрали Гардез - Хост. После того, как полевые командиры поняли, что исход боевых действий предрешен, они изменили свои планы. Вместо концентрации сил и средств и дополнительного подвоза оружия, боеприпасов и снаряжения они начали принимать активные меры для сохранения тех запасов, которые уже находились в округе Хост.

    Командование 40-й армии отчетливо сознавало, что в ходе проведения операции "Магистраль" ключевыми задачами для нас являются овладение перевалом Сатыкандав и уничтожение базового района Срана. С реализацией этих задач мы практически преодолели все препятствия, которые находились на нашем пути, и вплотную подошли к конечной цели данной операции.

    30 декабря, за сутки до начала нового, 1988 года, мы, полностью очистив дорогу от мин, фугасов и завалов, пустили по ней первые машины с продовольствием."

Начало второй командировки в качестве первого заместителя командующего армией

     В декабре 1987 г. я был назначен первым заместителем командующего 40-й армии. Прибыв в Кабул, экипировался и на следующий день вылетел на командный пункт армии.

     Прибыв на КП армии, представился командующему и руководству, в том числе и афганскому. Среди афганских генералов и офицеров было много знакомых еще по первой командировке. Начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Афганистана генерал-лейтенант Асеф Делавар во время моей советнической работы был командиром дивизии, мои бывшие подсоветные Наби Азими был уже генералом армии, первым заместителем Министра обороны; Фарук - генерал-лейтенантом, начальником артиллерии Вооруженных Сил Афганистана.

     Начальник оперативного отдела штаба армии ввел меня в обстановку. Активная фаза операции была завершена, и начался провод колонн с запасами материальных средств. Ежедневно из Гардеза в Хост уходили две-три колонны, и к 19 января 1988 г. последняя колонна уже порожняком вернулась из Хоста.

     Все это время части и подразделения армии стояли в охранении вдоль трассы, успешно отражая регулярные попытки моджахедов прорвать боевое охранение, выйти к трассе и сорвать перевозки.

     10 января на КП армии доставили Грамоту Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза командиру 345-го отдельного парашютно-десантного полка подполковнику Востротину Валерию Александровичу, солдаты и офицеры которого блестяще показали себя при уничтожении базового района Срана. Мы втроем - командующий армии генерал-лейтенант Громов Б.В., член Военного Совета армии генерал-майор Захаров А.И. и я - выехали на командный пункт полка, где вручили Грамоту Валерию Александровичу и поздравили его с высокой государственной наградой. Подполковник Востротин В.А. во время первой командировки получил тяжелое ранение, но, благодаря усилиям медиков, не только встал на ноги, но и повторно вернулся в боевой строй.

     С 20 января 1988 г. меня оставили руководить выводом соединений и частей из боя.

     По результатам операции "Магистраль" многие генералы, офицеры, прапорщики, сержанты и солдаты были награждены орденами и медалями, а генералу армии Варенникову Валентину Ивановичу, генерал-лейтенанту Громову Борису Всеволодовичу, младшему сержанту Исламову Юрию Вериковичу (посмертно) и рядовому Игольченко Сергею Викторовичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

     В ходе операции части 40-й армии захватили более ста складов, уничтожили свыше 40 караванов с оружием, боеприпасами и другими материальными средствами, захватили четыре танка и девять бронетранспортеров. Водители автобатальонов армии перевезли в г. Хост около 30 тысяч тонн различных грузов.

Выполнение задач в провинциях Кандагар, Лошкаргах, Гильменд

     С объявлением политики национального примирения мятежники предприняли энергичные усилия по "размыванию" существующего в стране режима, категорически отвергая предложенные им условия для примирения. Кроме того, они активизировали свою деятельность, в том числе обстрелы, нападения на колонны и населенные пункты, активно проводили террористические и диверсионные акты.

     В Кандагаре с помощью Советского Союза были построены две мощные текстильные фабрики шерстяных и хлопчатобумажных тканей с современным оборудованием. Для их запуска была необходима электроэнергия. Пуск в строй фабрик являлся огромным вкладом в развитие экономики Афганистана. Но оппозиция не могла смириться с тем, что с помощью Советского Союза может произойти оживление экономики, и как итог, улучшение жизни населения данного региона страны. Они делали все, чтобы сорвать эти работы. Ночами в разных местах злоумышленники подрывали огромные железобетонные основания металлических опор линии электропередач, которые тянулись от гидроэлектростанции Каджаки.

     Справка: длина плотины ГЭС составляла 270 метров, высота - 100 метров, мощность плотины - 50 мегаватт. Гидроэлектростанция снабжала электроэнергией Кандагар и Лошкаргах. Построена в верховьях реки Гильменд в нескольких километрах от большого волостного кишлака Мусакала.

     Эта волость и вся провинция Гильменд была одной из самых знаменитых по выращиванию мака для производства опиума. Площадь посадок опиумного мака составляла свыше 100 тысяч гектаров. Королем наркотиков был Мухаммад Насим - один из главарей бандформирования мятежников, которая контролировала всю волость. Его вооруженное формирование насчитывало около 1400 человек, 19 отрядов и групп, 4 ПЗРК, 30 ДШК, 11 РПГ и другое вооружение. Кроме него в данном районе действовало бандформирование во главе с Абдурахманом: 960 человек, 18 отрядов и групп, 3 ЗГУ, 5 БО, 31 ДШК, 57 РПГ.

     С целью организации безопасной работы советских и афганских специалистов по восстановлению линий электропередач и обеспечению электроснабжением Кандагара и Лошкаргаха, разгрома основных сил бандформирований и предотвращения вывоза наркотических веществ были спланированы и организованы совместные боевые действия в провинции Гильменд с привлечением сил и средств 5 мсд, 22 обр СН, ВВС 40-й армии, 7 пд, батальонов Царандоя и МГБ республики Афганистан. Руководителем был назначен первый заместитель командующего армией генерал-майор Пищев Николай Павлович.

     В связи с тем, что в самом начале боевых действий генерал Пищев неожиданно заболел, командующий направил меня для руководства операцией. Ночью на двух вертолетах я вылетел из Кабула в район Мусакала. Площадку для посадки вертолетов освещали подручными средствами, используя гильзы от снарядов 122 мм гаубиц, заполненных ветошью и соляркой. В течение десяти минут Николай Павлович ввел меня в курс дела и вылетел в Кабул. Так начались мои первые самостоятельные боевые действия.

     Активных боевых действий мы не вели, а, заблокировав основные пути выхода и входа в район, огнем артиллерии и ударами авиации наносили противнику огневое поражение. Активные действия вели подразделения 22 бр СН, которые, используя весь спектр разведывательно-поисковой деятельности во взаимодействии с авиацией, местными структурами Царандоя и МГБ добывали точные данные о местонахождении отрядов и групп мятежников, засадами и налетами наносили поражение караванам, вывозящим за пределы региона наркотики и ввозящим оружие, боеприпасы и другие материальные средства.

     Большую пользу в решение стоящих перед нами задач приносила работа с местным населением.

     Для восстановления линии электропередач транспортными самолетами Ил-76 доставлялись в Кандагар из Алма-Аты металлические опоры и медный провод.

     Мы принимали необходимые меры для того, чтобы избежать потерь не только с нашей стороны, но и как можно меньше нанести ущерба противнику. Ведь предстоял вывод войск из Афганистана, и нам приходилось заранее заботиться о том, чтобы не спровоцировать противника на обстрелы и террористические акты против наших маршевых колонн, которые были наиболее уязвимы в походных порядках. В данном районе особенно свирепствовала банда муллы Насима, мятежники которой уклонялись от любых переговоров с нами. Все наши усилия войти с ними в контакт и склонить их мирному диалогу успехом не увенчались.

     Вместе с тем, избранный нами метод ведения боевых действий давал результаты. Вся местность вдоль линии электропередач была очищена от мятежников и заблокирована, что обеспечивало безопасную работу специалистов по восстановлению линии электропередач. Была проведена масштабная работа наших воинов, которые трудились совместно с афганскими специалистами. В конце концов, вскоре, мятежники выбросили белый флаг и мы с генералом армии Варенниковым Валентином Ивановичем вошли в волостной центр Мусакала.

Подготовка к выводу войск из страны

     14 апреля 1988 года министры иностранных дел Афганистана, Пакистана, Советского Союза и Соединенных Штатов подписали в Женеве пять документов по политическому урегулированию положения вокруг Афганистана. Согласно Женевским соглашениям, который вступал в силу через месяц после его подписания, Ограниченный контингент советских войск должен был покинуть территорию Афганистана через девять месяцев.

     7 апреля 1988 года министр обороны СССР издал директиву, в которой были определены порядок вывода войск и обеспечение их безопасности на марше. Эта директива была полностью подготовлена на основании предложений командования 40-й армии и предусматривала начало вывода соединений и частей армии 15 мая 1988 года. Завершить вывод войск предусматривалось пересечением Государственной границы СССР 15 февраля 1989 года.

     Для вывода войск использовались те же маршруты, которыми соединения и части 40-й армии входили в Афганистан в 1979 году. На западе: Кандагар - Шинданд - Кушка. На востоке: объединявшиеся в Кабуле маршруты из Газни, Гардеза и Джелалабада. Далее войскам на этом направлении предстояло преодолеть перевал Саланг, выйти в район Пули-Хумри и завершить марш в Термезе.

     К моменту подписания Женевских договоренностей численность советских войск в Афганистане составляла 102,3 тыс. человек. На первом этапе соединения и части должны были выводиться из гарнизонов Джелалабад, Гардез, Газни, Кандагар, Лашкаргах, Герат, Файзабад, Шинданд, а некоторые части - обеспечения и обслуживания - из Кабула. Советские войска выводились на территорию СССР на западе через н.п. Кушка, на востоке - н.п. Термез. При этом строго соблюдались поэтапность и последовательность вывода соединений и частей. Вместе с тем, в силу ряда причин график очередности вывода войск приходилось иногда несколько корректировать.

     Для руководства выводом войск были созданы две оперативные группы: на западе - во главе с первым заместителем командующего армией генерал-майором Пищевым Николаем Павловичем, а на востоке возглавить оперативную группу было поручено мне, первому заместителю командующего армией генерал-майору Шеенкову А.Г.

     С территории Афганистана мы уходили в условиях серьезного обострения внутриполитической обстановки. Оппозиция активно готовилась к выводу советских войск. Руководители вооруженной оппозиции предсказывали, что как только последний советский солдат покинет территорию страны, кабульское правительство продержится считанные недели.

     Командование армии отчетливо представляло всю тяжесть и сложность вывода войск, особенно на последних этапах. Была проведена большая работа по подготовке к этому мероприятию. Для обеспечения максимальной безопасности войск были приняты беспрецедентные меры по организации боевого охранения колонн на марше. Предусмотренные меры практически исключали внезапное нападение противника на колонны наших войск. На случай отдельных попыток воспрепятствовать продвижению наших колонн в направлении границы, были спланированы мощные воздушные и огневые удары.

     Оперативные мероприятия со стороны армии носили преимущественно упреждающий характер. Мы активно проводили разведку, постоянно следили за передвижениями вооруженных формирований противника и были в достаточной степени осведомлены о планах противодействия отдельных отрядов оппозиции выводу советских войск. Под жесткий контроль были взяты возможные районы скопления мятежников и вероятные места их выхода к основным маршрутам движения воинских частей.

     Была значительно усилена охрана дорог. Все использовавшиеся войсками коммуникации, помимо стационарных сторожевых застав и сил боевого охранения, выделенных от этих застав, были основательно заблокированы силами и средствами 108-й мотострелковой и 103-й воздушно-десантной дивизий.

     В случае необходимости воздушные и огневые средства 40-й армии находились в готовности нанести упреждающий или ответный удар в любом районе Афганистана.

     Мы тщательно спланировали действия авиации и артиллерии в зонах повышенной опасности. Места ночного отдыха подразделений и прилегающая к ним территория постоянно подсвечивалась авиацией. Это исключало возможность внезапного нападения противника.

     Большой интерес к выводу войск проявили известные во всем мире информационные агентства.

     В восьмидесятых годах положение в Афганистане волновало очень многих. Общественность интересовали, прежде всего, практические действия советского военного командования в Афганистане.

     Вывод войск освещали более двухсот корреспондентов из Австралии, Италии, Испании, Великобритании, Канады, США, Швеции, Японии, ФРГ и других стран. Вместе с ними работала небольшая, чуть больше десяти человек, группа советских журналистов Гостелерадио, АПН и ТАСС. Они сопровождали наши войска во время движения до Кабула и далее на север. Кстати, очень многие репортеры пытались оказаться в составе колонн и совершить марш вместе с нашими военнослужащими. Как правило, мы отказывали в этом, потому что в любой момент полк или батальон мог подвергнуться внезапному нападению противника. Исключение было сделано только для нескольких наших соотечественников. Остальных мы перебрасывали на самолетах в район Хайратона и Термеза, где они освещали пересечение войсками государственной границы. Журналистам мы практически впервые предоставили полную свободу действий. Это они неоднократно отмечали своих публикациях, подчеркивая, что им предоставлены исключительные возможности для правдивого изложения событий, происходящих в это время в Афганистане.

     14 мая 1988 года в Кабуле командующий впервые провел пресс-конференцию для советских и иностранных журналистов. Она вызвала, на мой взгляд, значительный интерес. И в первую очередь потому, что у журналистов наконец-то появилась возможность задать все интересующие их вопросы напрямую командованию 40-й армии. Затрагивались многие темы - начиная от количества наших потерь в Афганистане и заканчивая перспективами политического урегулирования положения в этой стране. Конечно же, были и "неудобные" вопросы. После пресс-конференции стало ясно, что ответы командующего удовлетворили журналистов. Ни тогда, ни, тем более, сейчас, нам нет необходимости скрывать то, чем советские войска занимались в Афганистане.

Начальный этап вывода войск. Джелалабад.

     Перед выводом первых соединений и частей решением командующего армией был определен подготовительный период апрель - первая половина мая. Подготовку начали с Джелалабадского гарнизона, где дислоцировались 15 бригада специального наззначения (15 бр СН), 66 отдельная мотострелковая бригада (66 омсбр), вертолетный полк и батальон охраны аэродрома.

     По прибытии в Джелалабад работу начал с планирования и подготовки к выводу войск из Асадабада батальона 66 омсбр, и батальона 15 бр СН, а также 9 пд Вооруженных сил ДРА. Для руководства выводом было создано совместное командование, в которое вошли оперативная группа 40а, командир 1 АК с советниками и группа управления 66 омсбр.

     За сутки до вывода подразделений 66 омсбр был сблокирован маршрут от Джелалабада. Командный пункт, оборудованный в инженерном отношении, разместили в районе населенного пункта Цоукан.

     На следующий день блокирование дороги приостановилось. Примерно не доходя до Асадабада километров двенадцать, батальон, выставляющий блоки, был обстрелян. Это место было самым близким от границы с Пакистаном. Одновременно с обстрелом был взорван мост через реку Кунар. С целью инженерной разведки разрушенного моста и принятия решения по его восстановлению выехал заместитель начальника инженерных войск армии полковник Еловик Николай Николаевич. По результатам было принято решение о сооружении нового моста двумя комплектами тяжелого механизированного моста (ТММ) с проведением подрывных работ для оборудования съезда и выезда.

     В этот же день организовали работы по восстановлению моста. На следующий день к месту работ доставили второй комплект ТММ. Одновременно в местах постоянной дислокации готовили 66 омсбр к выводу, а 9 пд - к передислокации.

     Был организован воздушный мост для эвакуации семей военнослужащих афганской армии с привлечением двух звеньев транспортных вертолетов.

     К моменту восстановления моста через реку Кунар я с командиром корпуса и его советником на афганском бронетранспортере решили выдвинуться к мосту. Мы втроем - сверху на броне. Внутри бронетранспортера находились водитель и радист - афганцы. Неожиданно до меня дошло, что радист ведет переговоры с каким то удаленным объектом. Хорошо, что во время первой командировки мы изучали фарси.

     Я ударил радиста по шлемофону, и передал через переводчика информацию командиру корпуса. Из услышанного я понял, что радист кому-то передавал данные о том, кто находится на бронетранспортере и пункт нашего назначения. Через некоторое время после прибытия к мосту нас накрыли огнем реактивных снарядов. Местные жители затащили нас в подземное укрытие, где мы и переждали огневой налет. Обстрел велся с территории Пакистана из-за перевала. Несмотря на все козни вооруженной оппозиции, через два дня вывод войск из Асадабада был завершен.

     В ходе подготовки к выводу войск из района Джелалабада на местном аэродроме пришлось оборудовать заглубленный железобетонный пункт управления для советников. Я назвал его "могильником". Дело в том, что решение о выводе советнического аппарата принято не было. Их оставляли в местах их постоянной деятельности. Заглубленный пункт управления оборудовали работники коммунально-эксплуатационного управления армии и военные строители. Оснащением средствами связи и всем необходимым для обеспечения жизнедеятельности занимались соответствующие службы армии.

     Кроме того, в это время создавались трехмесячные запасы материальных средств в ключевых районах Афганистана, в том числе, и в Джелалабаде.

     Для этого к нам прибыла специально созданная оперативная группа Генерального штаба ВС СССР во главе с генерал-лейтенантом А.Г. Гапоненко и генерал-майором В.А. Бологовым. Я их лично хорошо знал, и дело спорилось. В трехмесячные запасы было заложено десятки тысяч тонн различного имущества, продовольствия, боеприпасов и горючего.

     Мы выходили, а наши места занимала афганская армия, Царандой (милиция), подразделения безопасности (МГБ). Все было рассчитано. Вопросами тылового обеспечения занимался полковник Васенин Вячеслав Александрович - заместитель командующего армией по тылу. Военные городки передавались полностью благоустроенными. Даже постели застилали новым бельем. Кондиционеры, часы, телевизоры, холодильники - все передавали в рабочем состоянии. Сохранялась вся обстановка в кабинетах и комнатах отдыха, без перебоев работал водопровод и система сточных вод.

     В отличном состоянии представителям афганской армии были переданы техника и вооружение. За несколько дней до начала вывода бригад совместно с офицерами министерства обороны Афганистана боевые машины проверялись стрельбой и пробегом. Только после такой процедуры объединенной комиссией были подписаны акты о приеме и передаче имущества.

     Во время вывода мы не только передавали материальные средства, но и готовили из числа афганской армии специалистов, способных содержать принимаемые объекты в рабочем состоянии. В Джелалабадском гарнизоне их было подготовлено 65 человек (35 - для армии, 11 - для Царандоя, 19 - для МГБ).

     Вывод войск из Джелалабада мы осуществляли шестью колоннами в период с 15 мая по 27 мая 1988 года (15, 17, 20, 22, 25 и 27 мая). Всего выводилось свыше пяти тысяч человек. На проводы первой колонны из Джелалабада вышло около пятнадцати тысяч афганцев. Весь путь следования по городу проходил по людскому коридору. Большой интерес проявили к этому событию и известные зарубежные информационные агентства.

     Я с оперативной группой выходил с последней колонной 27 мая 1988 года. Уже тогда зародилась, так называемая "традиция возвращения". Во время привала у плотины Суроби я получил приказ вернуться и забрать наших военных советников и переводчиков. Пришлось дожидаться ночи. Советник командира 1 АК полковник Чернышов, а также один из офицеров штаба 40а с десантно-штурмовой ротой 66 омсбр возвратились на аэродром и эвакуировали советников. В последствии мне еще раз пришлось побывать в Джелалабаде для решения вопроса, связанного с восстановлением выведенной из строя техники, которую мы передали афганской стороне.

Миссия добрых услуг ООН

     В 1988 г. возникла необходимость проверки выполнения двустороннего афгано-пакистанского соглашения о невмешательстве. Эта задача была возложена на Миссию добрых услуг ООН в Афганистане и Пакистане. Численность военных наблюдателей была установлена по 25 человек в каждой стране, но в октябре 1988 г. она была снижена до 10 человек. В Афганистане деятельность Миссии добрых услуг распространялась фактически на наблюдение за выводом советских войск. Мне, в частности, тоже довелось принимать участие в работе этой Миссии.

     Наблюдатели в восточной части Афганистана находились во время вывода на посту в пограничном пункте Хайратон, посещали гарнизоны при выводе частей из Джелалабада, Файзабада, периодически присутствовали на аэродроме Кундуз. Мы стремились выполнять обязательства СССР со строгой пунктуальностью, оказывая всяческую помощь представителям ООН. Они лично подтверждали строгое и точное выполнение нами своих обязательств и информировали об этом руководство ООН. Об этом свидетельствовали представители контрольных органов ООН. Приведу в качестве примера заявление генерала Р.Хельминена.

     Представитель Генерального секретаря ООН уполномочен заявить следующее:
1. Комиссия наблюдателей ООН в Афганистане и Пакистане (УНГОМАП) в соответствии со своим мандатом, предусмотренным Женевскими соглашениями, наблюдала за выводом иностранных войск из Афганистана с 15 мая 1988 г., когда Женевские соглашения вступили в силу.
2. 14 мая 1988 г. УНГОМАП была проинформирована Военными представителями правительства СССР в Афганистане о том, что численность иностранных войск, находящихся в Афганистане, к данному моменту составляет 100 300 человек.
3. На 15 мая 1988 г. иностранные войска находились в 18 основных гарнизонах, расположенных в 17-ти из 30-ти провинций (в настоящий момент 31 провинция) Афганистана: Бадахшан, Баглан, Фарах, Газни, Гильменд, Герат, Кабул, Кандагар, Кунар, Кундуз, Логар, Нангархар, Пактия, Парван, Саманган, Тохар, Заболь.
4. С 15 мая по 7 августа 1988 г. следующие 10 основных гарнизонов, находившиеся под контролем иностранных войск, были эвакуированы и переданы ВС Афганистана: Бараки, Даулатабад, Файзабад, Гардез, Газни, Джелалабад, Кандагар, Кундуз, Лашкаргах и Руха.
5. После 15 августа 1988 г. 8 основных гарнизонов остались под контролем иностранных войск. Они расположены в следующих 5 провинциях: Баглан, Герат, Кабул, Парван и Саманган. Далее, в провинции Балх останется небольшое количество иностранных войск в районе Хайратона, который будет использоваться в качестве пограничного пункта для выводимых войск.
6. Группы военных офицеров УНГОМАП наблюдали за выводом иностранных войск в Баграме, Джелалабаде, Кабуле, Кандагаре, Кундузе и Шинданде, а также в пограничных городах Хайратоне и Турагунди, где УНГОМАП установила постоянные посты. Группа УНГОМАП также посетила Гардез после завершения эвакуации гарнизона.
7. Генеральный секретарь и его представитель удовлетворены тем, что вывод иностранных войск проходит в соответствии с Женевскими договоренностями. В этой связи они хотели бы выразить искреннюю признательность правительству РА, правительству СССР и их гражданским и военным представителям за помощь и содействие.

     Источник информации: информационный центр ООН,
г. Кабул. 16 августа 1988 г.

Вывод войск из районов Гардез и Газни

     В связи с выводом советских войск из Афганистана, правительством ДРА было принято решение о сосредоточении частей и подразделений Царандой и ХАД, сосредоточенных в различных гарнизонах и пунктах дислокации.

     Под это решение попала и погранбригада, которая дислоцировалась в н.п. Ургун. Вывод этой бригады был спланирован и проводился командиром армейского корпуса совместно с советническим аппаратом. Не обошлось и без боевых действий. Командный пункт командира корпуса был подвергнут обстрелу минометами и реактивными снарядами. Во время обстрела был ранен наш полковник - советник заместителя командира корпуса по технической части. Советником командира корпуса было принято решение отправить раненного на бронетранспортере в сопровождении двух подполковников, один из которых был медицинским работником. Расчет бронетранспортера состоял из водителя и наводчика пулеметов. Бронетранспортер продвигался к пункту назначения в составе общей колонны.

     В районе кишлака Дила колонна попала в крупную, заранее подготовленную засаду с участием иностранных наемников и корреспондентов. По словам очевидцев, возникла паника и управление колонной было нарушено. Выстрел из гранатомета, предназначавшийся бронетранспортеру, попал в ЗИЛ-130 с орудием, который в этот момент обгонял БТР. ЗИЛ загорелся и врезался в БТР, который тоже загорелся. Наличие корреспондентов в засаде подтверждается тем, что уже через 2-3 часа весь мир знал об этом из радиопередач "Голоса Америки" и "Би-би-си".

     В министерство обороны ДРА о боевых потерях сообщил командир корпуса. Тут же эта информация поступила Главному военному советнику и командующему 40-й армии генерал-лейтенанту Громову Б.В.

     В это время я находился в Гардезе в десантно-штурмовой бригаде, которую мы выводили после вывода полка из Газни. Уже более половины бригады тремя колоннами были отправлены в Кабул.

     В Москве в это время проходила 4-я партийная конференция. Министр обороны СССР доложил Генеральному секретарю ЦК КПСС М.С. Горбачеву, который тут же поделился горячей информацией с советскими и иностранными журналистами. Новость облетела весь мир, резонанс был сильнейшим по следующим причинам:

     Во-первых, трагедия произошла после того, как Советский Союз объявил о готовности полного вывода войск из ДРА. Во-вторых, решение Советского Союза было закреплено Женевским соглашением. И в третьих, основная часть войск уже была выведена из страны.

     Немаловажную роль во всей этой трагической истории сыграла одновременная потеря трех старших офицеров. Из Москвы поступила команда выяснить подлинную обстановку и, если возможно, спасти живых, оказать помощь раненым, эвакуировать тела погибших.

     Вариантов выхода в район, едва остывший от боя, было два - наземный и воздушный. От первого варианта пришлось сразу отказаться, так как сил и средств для блокирования маршрута выхода не хватало, да и времени для решения этой задачи уже практически не оставалось. Было принято решение воспользоваться вторым вариантом. Срочно стали готовить к десантированию группировки из оставшихся подразделений бригады. Решено было высадить десант посадочным методом в район Дила двумя волнами вертолетного полка. Для связи со штабом армии вертолетчики доставили связистов, которых оснастили коротковолновыми радиостанциями. Связь осуществляли открытым текстом.

     На следующий день по прибытии вертолетов погрузили десант с запасом боеприпасов и продуктов питания, рассчитанным на трое суток. Первым вертолетом я вылетел с группой управления. Приземлились на командном пункте афганского армейского корпуса, который переместился в район Дила. Установили связь, наметили площадки десантирования и приступили к приему десанта.

     На КП армейского корпуса мы заслушали доклад об обстановке в данном районе и приступили к планированию боевых действий. На КП были приглашены старейшины и представители органов власти.

     В жесткой форме, ультимативно, мы потребовали выдать советских военнослужащих, живых и тела убитых. Предупредили, что в случае отказа, мы сравняем кишлак с землей. По плану внешнее кольцо окружения кишлака и прилегающей местности, где проходил бой, было сформировано из частей и подразделений афганской армии, второе внутреннее кольцо было создано силами советского десанта. Начало боевых действий было назначено на пять часов утра. К 7.00 внешнее кольцо замкнули и внутрь пошли наши десантники. В 7.30 утра приземлился вертолет, который доставил на КП генерала армии Варенникова с фотографом и корреспондентом. После того, как десантники замкнули второе кольцо окружения, десантно-штурмовая рота на БТР начала выдвижение непосредственно к месту, где противник организовал засаду. Сопровождение и поддержку действий десантников осуществляла пара вертолетов путем барражирования над районом боевых действий.

     С выходом к цели обнаружили ужасную картину. Остов обгоревшего бронетранспортера и два почти полностью сгоревших трупа раненного полковника и водителя. Рядом с бронетранспортером лежали на спинах обгоревшие тела двух подполковников и наводчика пулемета. Головы всех троих были приколочены к земле остро отточенными деревянными колами, вбитыми через рот. Эта жуткая картина была запротоколирована и зафиксирована на фотопленке корреспондентами.

     В ходе зачистки кишлака, которая осуществлялась при содействии местных жителей, были взяты в плен 12 душманов, четверо из них были пакистанцами.

     К 12.00 задача была выполнена. Пленных и тела погибших первой волной отправили в Гардез. Я вылетел вторым рейсом. К 16.00 операция была завершена, и я доложил о результатах операции командующему армией. За успешное выполнение поставленной передо мной задачи я впоследствии был награжден орденом "Красного Знамени".

Ахмад Шах Масуд - достойный воин своей страны

     С началом вывода советских войск Ахмад Шах активизировал действия по усилению своего влияния, расширению контролируемой зоны, в основном за счет северных провинций Баглан, Тахар, Бадахшан, Кундуз, Саманган, склоняя на свою сторону главарей отрядов других исламских партий. В результате обострилась вооруженная борьба за зоны контроля между отрядами мятежников. Боевые столкновения между ними, охватив зеленые зоны Чарикара и Каписы, распространились на ущелье Горбанд. Используя нарастающий поток беженцев, возвращающихся в Панджшер из Кабула, мятежники развернули на коммуникации Кабул-Джабаль-Уссарадж открытый террор против панджшерцев. В частности, 7 августа в районе Лагмани ими было сожжено две автомашины, расстреляно 9 человек, возвращающихся в н.п. Хиндж.

     Ахмад Шах Масуд родился в 1953 г. в селе Джангалак Панджшерского ущелья в семье офицера вооруженных сил Афганистана. Судьбе было дано наделить этого незаурядного человека серьезными мужскими и человеческими достоинствами. Окончив среднюю школу в кабульском лицее "Истеклалл", поступил в Кабульский политехнический институт, который бросил, не окончив второй курс. После даудского переворота, который Масуд называл "коммунистическим", он примкнул к рядам борцов за веру и начал борьбу против режима Дауда. Назначая коммунистов на высокие должности в своем правительстве, Дауд начал преследовать мусульман. Тогда организация "Мусульманская молодежь" составила план свержения режима, однако план стал известен высшему руководству страны, что привело к задержанию некоторых активистов. Масуд был вынужден скрыться.

     В 1974 году была предпринята повторная попытка переворота. Масуд тогда одержал победу только в Панджшере, однако вскоре снова потерпел поражение. С 1974 по 1978 гг. находясь в Пакистане, Масуд продолжал борьбу против режима Дауда. В 1978 г. после коммунистического переворота опасения Масуда оправдались: коммунисты действительно пришли к власти, и Масуд возглавил вооруженное антикоммунистическое восстание. В 1979 г. в Афганистан была введена 40 армия, что послужило началом антисоветского сопротивления. Сражаясь против советских войск, Масуд в качестве своей базы выбрал Паджшер. Во время антисоветского сопротивления Масуд получил всемирную известность, его узнали как отважного и грамотного полководца. Масудом за период борьбы была основана теория партизанской войны. После падения режима Наджибуллы, с созданием первого исламского государства Афганистана в 1992 году Масуд стал министром обороны и в этой должности оставался практически десять лет.

     В качестве политического деятеля он всегда стремился к добрососедским и взаимовыгодным отношениям со всеми соседями Афганистана, был убежденным сторонником мирного решения разногласий и проблем с Пакистаном.

     По вероисповеданию Масуд был мусульманином, проповедником религии "Ханифи". С друзьями имел добрые отношения, однако, не мог забыть любое неуважение к себе. С людьми в общении был прост и открыт, но на людях предпочитал появляться редко; к противнику относился с уважением, пленных не убивал, но никогда не щадил предателей и шпионов. Был выдержан и терпелив. Нередко повторял восточную мудрость, в которой говорится, что если, мол, что-то случается, что вас выводит из себя, то постарайтесь успокоиться и потребовать от себя: "Я смогу терпеть и я должен терпеть". Таким образом, он считал, что можно тренировать выдержку и терпение, и вырабатывал эти качества в себе.

     В трудностях был терпелив и спокоен. Был отважен и уважал отважных, талантливых и инициативных людей. Неграмотность считал недостатком, всем советовал учиться; был любопытен, любил слушать эрудированных людей, не уставая, задавал интересующие его вопросы людям, которые были грамотнее его. Был мыслящим человеком, никогда ничего не принимал на веру, до тех пор, пока лично не убеждался в справедливости того или иного вопроса. Масуд был внимательным и отзывчивым человеком, не упускал мелочей, не любил суеверий и настороженно относился к людям, которые преувеличивали свою роль и роль тех событий, которые происходили вокруг них. Таких людей в ходе бесед с ними нередко ставил в неловкое положение.

     Он располагал к себе собеседника, в любом обществе сразу чувствовалось его присутствие, общаться при этом с ним было легко без всякого дискомфорта. Он не любил протокольные мероприятия, при общении ценил воспитанность в любом обществе, будь это городское или провинциальное, строго соблюдал правила поведения. Любил читать, всегда при себе имел книгу, часто забывал свои часы и другие вещи, но никогда - свою книгу. Любил физкультуру и сам был неплохим спортсменом, занимался боксом, тейквандо, футболом, волейболом и плаванием. Хотя очень любил плавать, стеснялся раздеваться в присутствии посторонних. Когда стеснялся, невольно улыбался и горизонтальные линии у него на лбу становились заметными. Свободно владел дари, пушту и французским языками.

     Обожал хорошую пищу, но ел умеренно. Из еды любил шурпу и шашлыки, из фруктов ел все, но особенно любил яблоки и груши. Предпочитал зеленый чай, он его называл мужским чаем. Одеваться предпочитал в светлых тонах, особенно в кремовых и светло-синих; всегда был чистым и опрятным, где бы не находился. Внешне был симпатичным: среднего роста, с густыми и слегка длинноватыми волосами, орлиным носом, костлявым лицом, белой кожей, мускулистым телом.

     В 1988 году Ахмад Шах Масуд женился на дочери своего ближайшего помощника Таджоддина. Супружеская жизнь Масуда увенчалась рождением шестерых детей - сына и пятерых дочерей.

     9 сентября 2001 г. на Масуда было совершено покушение: во время интервью террористы-смертники выдавали себя за журналистов, спрятав взрывчатку в видеокамеру. Ахмад Шах Масуд скончался от полученных ран на следующее утро.

Особенности вывода войск из Файзабада и Кундуза

     На завершающем первом этапе вывода войск предстояло осуществить передислокацию и вывод частей и соединений армии из северных провинций, так называемую группу войск "Памир". По просьбе президента Наджибуллы в график вывода были внесены некоторые изменения. Вместо Шинданта и Герата выводились войска из Файзабада и Кундуза.

     Файзабад - столица и крупный город провинции Бадахшан, расположенный на правом берегу реки Кокча на высоте 1000 м. Большинство населения составляли таджики и узбеки.

     В этой высокогорной провинции правительственная власть распространялась только на административный центр - г. Файзабад. Вся остальная территория была под контролем оппозиции. С начала вывода наших войск вооруженные формирования противника активизировали свои действия. Наиболее опасными считались районы Карамугуль, Бахарак, Каракорама, Кишим, где действовали крупные отряды мятежников. Оппозицию возглавлял Ассадуло Басир (в свое время он обучался в нашей военной академии им. Фрунзе). В его подчинении находилось примерно 1,5-2 тысячи человек. Он контролировал территорию от Файзабада до пакистанской границы, что составляло почти треть провинции Бадахшан.

     В районе крепости Бахарак действовал отряд мятежников, который возглавлял Дустум.

     Вдоль маршрута вывода наших войск, который проходил через населенные пункты Каракорама, Ишкошим, Фархор действовали наиболее крупные отряды мятежников. Более мелкие группы душманов, так называемые отряды самообороны, выполняли задачи охраны кишлаков и сельхозугодий.

     В Файзабаде дислоцировался 860 отдельный мотострелковый полк (860 омсп). Один батальон со средствами усиления располагался в 40 км в населенном пункте-крепости Бахарак и на заставе "Сарикульский мост".

     Планом предусматривался вывод 860 омсп в три этапа. Первый этап с 5 по 8 июня - разведка и разминирование маршрута, выставление блоков на участке от Файзабада до Кашима силами мотострелкового батальона и разведроты 860 омсп; на участке Кишим-Тулукан - силами 345 отдельного парашютно-десантного полка; на участке Тулукан-Ханабад-Кундуз - силами 149 мсп и отдельного разведывательного батальона (орб) 201 мсд.

     Второй этап с 9 по 28 июня - восстановление разрушенных участков дороги и пропуск колонн из Кундуза в Файзабад с горючим для 860 омсп, с различным имуществом и продовольствием для 24 пп афганской армии из расчета создания трехмесячных запасов.

     Третий этап с 29 июня по 5 июля - вывод 860 омсп в г. Кундуз. Передача тяжелой техники 108 и 201 мсд. Переброска личного состава самолетами в Союз.

     По прибытию с оперативной группой в полк, заслушал доклады о положении дел, решение командира полка о выводе подразделений в Кундуз. В подготовительный период батальон со средствами усиления был передислоцирован двумя вертолетными эскадрильями в Файзабад. Пункт дислокации батальона и тяжелая техника с боекомплектом были переданы 24 пп афганской армии.

     5 июня одновременно с двух направлений из Файзабада и Кундуза вышли части и подразделения на разведку и разминирование маршрута, и выставление блоков.

     Дорога, по которой должны были выводиться подразделения полка, являлась магистральным отрезком Великого шелкового пути. Самый сложный участок маршрута был Файзабад-Кишим, немного лучше от Кишима до Тулукана, ну а от Тулукана до Кундуза участок дороги был хотя и разбитый, но с твердым покрытием. Дорога на перевалах была узкой со встречным транспортом не разойтись. Заглохнет одна единица техники, и колонна становится легкой добычей даже для небольшого вооруженного формирования противника.

     Более половины пути маршрут пролегал по берегу реки Кокча. Река бурная, строптивая, несет свои воды с ледников и горных вершин Памира и Гиндукуша. Самыми трудными и опасными были три затопленных участка протяженностью метров восемьсот в районе Каракорама и Кишима.

     Лето 1988 года выдалось очень жарким. От жары не спрятаться, не скрыться. Броня раскалена, вода во фляжках почти кипит. На дороге минные заграждения в виде фугасов. Саперы делают свою работу виртуозно, несмотря на жару. Вся надежда на щуп, свой опыт и интуицию. Даже собаки с их природной выносливостью теряют чутье уже через пару часов работы.

     Вот в таких условиях нам пришлось выводить 860 омсп из Файзабада по горам и ущельям, по заминированной, богатой сюрпризами дороге, под прицелом душманов.

Это важное имя "сапер"

     Мне особенно хотелось остановиться на службе саперов. Общеизвестная истина гласит: без саперов в Афганистане невозможно было ни ходить, ни ездить, причем, ездить можно было только колея в колею. Минная ситуация в стране изменила даже поведение кочевников. Если раньше впереди шел хозяин, а за ним весь его "выводок" - жены, дети, вьючные животные, то во время войны все стало наоборот - впереди шли жены, если одна и подорвется, мол, ничего страшного. А хозяин один, его надо беречь, поэтому он стал ходить сзади.

     Инженерные войска, к которым относятся и саперы, - войска боевого обеспечения. Перед ними стоит широкий круг задач. Одной из основных задач является разминирование и ремонт дорог, содержание их в рабочем состоянии. Обеспечивая безопасное движение колонн, саперы всегда были впереди и первыми принимали на себя не только опасную работу по выявлению и обезвреживанию минно-взрывных заграждений, но и воздействие огневых средств противника.

     Разминирование и расчистка проходов в минных заграждениях, установка минных заграждений - головная боль инженерных войск.

     Очистка воды - это тоже их обязанность. В Афганистане сырую воду пить было крайне опасно. Употреблять можно было только специально обработанную, обеззараженную воду. В распоряжении саперов имеется специальная техника для очистки воды, которую они устанавливают в непосредственной близости от источников водоснабжения и обслуживают ее.

     Фортификационное оборудование сторожевых застав, окопы, стены, блиндажи и маскировка - все это входит в перечень задач инженерных войск.

     Снабжение войск инженерными боеприпасами, шанцевым инструментом (лопаты, кирки, ломы) и другими средствами, без чего на войне обойтись нельзя, находится в ведении саперов. И это лишь небольшой перечень задач, стоящих перед инженерными войсками. Хотелось бы остановиться на разминировании. Основными средствами для сапера были миноискатель и щуп, которые к концу войны стали более совершенными. Вместе с тем, основным средством поиска взрывных устройств оставались собаки. В Афгане казалось, что все страны мира работали против нас: каких только мин мы не извлекали. Против нас велась настоящая минная война. Наши саперы проходили свою минную академию прямо на поле боя. Все новые образцы мин, которые извлекались, выхолащивали и отправляли в Союз на изучение.

     Самыми неприятными были итальянские мины с пластмассовым корпусом, у которых только жало ударника было металлическим; даже спусковая пружина и та была пластмассовой.

     Настроены эти мины были так хитро, что нужно было иметь тонкий музыкальный слух, чтобы различать в наушниках миноискателя тончайшие изменения звука. Эти мины даже под танковым тралом не срабатывали. Трал прокатывался через мину без последствий, а когда наезжал сам танк, то под вторым-третьим катком мина взрывалась. В мине был механический взрыватель, и для срабатывания ударного механизма, требовалось одновременно несколько механических условий, чтобы активировать взрыв.

     Саперам пришлось столкнуться с огромным количеством мин-сюрпризов и мин-ловушек. Особенно подлым, я считаю, было изготовление мин в виде детских игрушек. Их разбрасывали возле школ и в других местах массового скопления детей. Очень ловко маскировали мины под пачки из-под сигарет, фляжки с водой и многое другое. Душманы воевали не только против советских войск. Они уничтожали даже тех из числа своих соотечественников, кто не поддерживал существующий в стране режим, но и не хотел сотрудничать с оппозицией.

     В современных лабораториях разрабатывались различные способы маскировки мин под различные предметы бытового назначения, а также новые методы установки мин на неизвлекаемость. Даже против щупа изобрели специальные мины: при прикосновении щупа к корпусу мины происходило замыкание механизма, после чего немедленно следовал взрыв.

     Американцы и европейцы, которые гордятся своей гуманностью, поставляли в Афганистан эти смертоносные изделия, которые еще многие годы после вывода советских войск убивали и калечили все живое на территории страны.

     После непродолжительного экскурса в инженерные войска, позволю себе вернуть вас, мои дорогие читатели, снова к выводу 860 омсп из Файзабада. Итак, в связи с тем, что противник принимал беспрецедентные меры для того, чтобы максимально воспрепятствовать нашему выводу из указанного района, скорость продвижения колонн составляла в среднем не более одного километра в час. С тем, чтобы было понятно, как не проста и опасна была работа саперов в этих условиях, следует отметить, что с одного километра маршрута они снимали до тридцати пяти фугасов.

Опасные километры маршрута Файзабад-Кундуз

     Как я уже упоминал, для обеспечения прохода колонн по маршруту Файзабад-Кундуз, с обоих направлений выставлялись сторожевые блоки. К сожалению, выставить блоки без боестолкновений не удалось. Первое произошло уже на двенадцатом километре от Файзабада в направлении кишлака Баташ. Затем разведрота полка в районе кишлака Джата попала в засаду. Появились раненые. При выходе из окружения в районе кишлака Артынджилац в 70 км от Файзабада погиб командир разведвзвода. Недалеко от Кишима в районе кишлака Шаеста мотострелки снова вступили в бой. Начались и подрывы техники. Подорвалась боевая машина разграждений 45 оисп, механик-водитель погиб. В 149 мсп в районе кишлака Фархад подорвалась боевая машина пехоты - погибли два человека: подполковник, помощник начальника инженерных войск армии, и механик-водитель. При преодолении затопленного участка в районе Кишима сорвалась в пропасть боевая машина пехоты. Механик-водитель успел выскочить. На другом затопленном участке командир взвода сел за рычаги танка с тралом вместо механика-водителя, но не справился с управлением и многотонный танк сорвался с подводного обрыва и в считанные секунды ушел в глубину бушующей реки, заживо похоронив в своем чреве молодого офицера.

     В районе Кишима подорвался МТЛБ (малый транспортер легкий бронированный), в результате погибли подполковник, начальник артиллерийской разведки, и офицер связи. К исходу 8 июня маршрут вывода войск из Файзабада был полностью под контролем сторожевых блоков. 45 оисп (отдельный инженерно-саперный полк) устранял затопленные участки дороги. За неполные две недели саперы полка разрушили отдельные участки скалистой породы и соорудили почти километр дороги в горах, "отодвинув" бушующую Кокчу от дороги. И пошли колонны автобатальонов, сухогрузов и наливников (автоцистерны) с различными материальными средствами в Файзабад.

     29 июня начался вывод 860 омсп из Файзабада. С последней колонной стали сниматься сторожевые блоки, стоявшие в дозоре свыше трех недель. К 4 июля последние подразделения полка прибыли в Кундуз.

     Три недели полк находился в Кундузе, передавая тяжелую технику в 108 и 201 мсд, а личный состав, задержанный с увольнением в запас и сдавший боевую технику, на самолетах Ан-12 под контролем наблюдателей ООН отправили в Союз.

     23 июля остатки 860 омсп вышли маршем к населенному пункту Хайратон и 24 июля, пройдя таможенный досмотр, пересекли государственную границу СССР.

Вывод войск из Кундуза и повторный ввод войск

     Со 2 по 7 августа 1988 года завершили вывод частей 201 мсд, которые дислоцировались в Кундузе.

     Не успела осесть пыль от последней уходящей колонны советских войск, как в результате предательства, отказа от борьбы с мятежниками, сдачи постов безопасности со стороны правительственного режима, мятежники 10 августа 1988 года захватили г. Кундуз. Накануне вечером около сотни мятежников вошли в город и подготовили к утру условия для подхода еще тысячи человек. На сторону мятежников перешли и работали по их указанию мэр города, представители органов безопасности, Царандоя и других органов власти. Личный состав правительственных сил, около 4,5 тысяч человек, уклонился от вооруженного сопротивления мятежникам. Посты и заставы поясов безопасности, созданных для защиты города, и состоящие из подразделений МВД и МГБ не оказали никакого сопротивления, а, бросив оружие и технику, разбежались. Красноречивым фактом, подтверждающим это, является то, что среди защитников города не было ни убитых, ни раненых. Имея четырехкратное превосходство в людях, боевой технике и вооружении, правительственные войска сдали город без боя.

     По приказу генерала армии Варенникова В.И. 149 мсп и орб 201 мсд, 345 опдп совершили марш в район аэродрома Кундуз. Кроме того, были приняты меры по дополнительной переброске афганской армии. Был разработан план боевых действий по освобождению г. Кундуза. Координацию действий войск поручили советнику начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Афганистана генерал-майору Чаусу П.Г. После мощных огневых и авиационных налетов по местам скопления мятежникам в городе и в прилегающих к Кундузу районах, правительственные войска, 18 пд под командованием генерала Саида Азама при поддержке наших воинских частей овладели городом. За шесть дней оккупации город был разрушен и разграблен и представлял собой жалкое зрелище.

     Так закончился первый этап вывода войск из Афганистана. С 15 мая по 15 августа 1988 года соединения и части армии были выведены из девяти гарнизонов. Более пятидесяти тысяч солдат и офицеров покинули Джелалабад, Газни и Гордез на востоке; на западе - Кандагар и Лашкаргах, а также Файзабад и Кундуз на северо-востоке Афганистана.

Пять счастливых дней в Ташкенте

    После завершения первого этапа вывода войск и подведения итогов я обратился к командующему армией о предоставлении пятидневного отпуска с вылетом в город Ташкент для встречи с супругой. Командующий дал добро, и я на очередном транспортном самолете Ил-76 21 августа вылетел в г. Ташкент.

     Город Ташкент - столица Узбекистана. Первое упоминание о нем относится к 7 веку новой эры. Ташкент состоит из двух частей - старый город и новый город, построенный русскими после завоевания Узбекистана Россией в 1865 году.

    В 1966 году Ташкент очень сильно пострадал от землетрясения. Усилиями всех союзных республик Советского Союза был заново отстроен и стал одним из самых красивых городов Центральной Азии. Ультрасовременные здания гармонично соседствуют со средневековыми сооружениями, в то же время на территории города большое количество парков и скверов, богатых зеленью и фонтанами.

     На следующий день я встретил супругу в аэропорту. После небольшого отдыха совершили экскурсию по городу. Мы получили незабываемое впечатление от архитектурных памятников и древней узбекской культуры таких как площадь Дружбы народов, мавзолей Занги - ата и Амбар - биби ( 14 век), Сквер независимости или Амира Тимура, театр оперы и балета имени Алишера Навои, площадь Независимости и могила Неизвестного солдата, Ансамбль Шайхантур, Монумент жертвам землетрясения и другие.

     Старый город резко отличается от нового. Узкие пыльные улицы. Глинобитные стены. Почти аналогия афганских кишлаков. И вместе с тем поистине уникальный во всех отношениях архитектурный комплекс "Хазрати Имам". Элементы этого комплекса возводились в разные периоды истории города, но что удивительно, смотрятся они как единое целое, поскольку построены в едином восточном стиле.

     Когда наша дневная поездка по городу завершилась, сопровождающий нас Рустам устроил настоящий дастархан (узбекский стол) у своих родственников в старом городе. В полной мере насладиться узбекским застольем - невыполнимая задача. Длинная череда блюд поражает воображение. Как говорил хозяин дома - до десяти блюд за трапезу - обычное гостеприимство по-узбекски.

     На следующий день, пользуясь любезностью начальника штаба ТуркВО генерал-лейтенанта Ю.А. Гусева, мы выехали в дачный поселок округа, где нам выделили отдельный домик на берегу водоема. Прожили мы там три счастливых дня. К сожалению, все хорошее быстро заканчивается. Через три проводив супругу в аэропорт, я через два часа вылетел в Кабул.

     В конце этой встречи у меня неожиданно "прорезался" поэтический дар, в результате чего я посвятил несколько четверостиший своей любимой жене ШЕЕНКОВОЙ Раисе Ивановне и назвал их "Тебе!":

Ты на другом конце планеты,
К тебе добраться, что лететь на Марс.
Судьба - злодейка и на этот
С тобой нас разлучила раз.

Я о тебе скучал тогда в Кабуле,
А был я молод и в решеньях скор,
Но и сейчас любовь к тебе нейдет на убыль,
Хоть лет немало и седой вихор.

Твой голос слышу в телефонном треске,
А письма от тебя - живой нектар.
Ты для меня останешься невестой, А я - ты посмотри - еще не стар.

К тебе приду, как раньше, помнишь, было?
Порой вечерней постучусь я в дверь.
Вот только мы закончим этот В Ы В О Д,
И я приду, надейся, жди и верь!

     Я благодарен судьбе, наградившей меня преданной и верной женщиной, которая хранила и укрепляла наш семейный очаг в течение пятидесяти с лишним лет. В самые тяжелые периоды моей службы она была рядом со мной, даже если и находилась вдалеке от меня. Поэтому все мои боевые награды - это и ее награды. Склоняю голову перед ней, перед ее любовью и верностью!

Саланг

     В августе 1988 года резко обострилась обстановка на Южном Саланге. Причины обострения - обстрелы правительственными войсками кишлаков, расположенных вблизи магистрали, где, по мнению афганского командования, находились формирования мятежников. В результате этого были жертвы среди местного населения. Старейшины обратились к Президенту страны с просьбой прекратить огонь. Вместо прекращения огня в данный район была дополнительно выдвинута 2-я пехотная дивизия правительственных войск. Она начала систематически обстреливать кишлаки, контролируемые мятежниками. Есть основания полагать, что эти действия имели целью вызвать ответные действия с их стороны, затруднив, а, возможно, и сорвав вывод наших войск, спровоцировав развертывание боевых действий, чтобы втянуть в них ОКСВ (Ограниченный контингент советских войск).

     На встрече с представителями 40-й армии 6 августа мятежники обратились к нам с просьбой прекратить обстрелы, предупреждали о проведении ответных акций, но 2-я пехотная дивизия не только не прекратила, а, наоборот, усилила огонь, особенно по ночам.

     11 августа через Саланг прошла колонна советских войск, выводимых в Советский Союз, ее мятежники пропустили беспрепятственно. Но 15 августа они провели акцию против правительственных колонн, о которой предупреждали ранее. Было уничтожено 30 автомобилей, 2 БРДМ, убито 40, ранено 20 военнослужащих. Захвачено ЗГУ, около 100 единиц стрелкового оружия. Взято в плен 50 солдат. При этом они обстреляли сначала колонну афганской армии, пропустили без выстрела шедшую за ней советскую колонну, а затем напали на колонну Цорандоя.

     Дальнейшее обострение обстановки на Саланге спровоцировали действия 2-й пехотной дивизии, которая после завершения первого этапа вывода советских войск начала занимать позиции на перевале в непосредственной близости от наших застав. В ответ мятежники практически блокировали перевал, выставив на каждом повороте дороги вооруженные группы численностью от 15 до 50 человек. Беспрепятственно пропускали лишь советские колонны.

     Военное командование, используя имевшуюся у него с Масудом конспиративную связь, направило Ахмад Шаху в письменном виде ряд вопросов для обсуждения и согласования, которые были заверены соответствующими подписями и скреплены печатью советского посольства в Афганистане. Ахмад Шах выразил готовность встретиться для обсуждения этих вопросов, заявил, что у него есть свои предложения, и он готов довести их до сведения советского командования. Кроме того, он положительно отреагировал на предложение советского командования о дальнейшем поддержании деловых контактов. Со своей стороны мы выразили готовность встретиться в заранее обусловленном месте с полномочным представителем А.Шаха, без охраны и оружия, и провести с ним переговоры.

     Для ведения переговоров с представителем А.Шаха была создана советско-афганская комиссия. В нее вошли: я - генерал-майор Шеенков А.Г., первый заместитель командующего 40-й армией, заместитель начальника разведки армии подполковник Харламов С.Ф., от ОГ МО СССР в РА полковник Гончарук Н.А., заместитель начальника Генерального штаба ВС РА генерал-майор Амин, капитан Д.Х. Раджанов, переводчик.

     Ахмад Шаху было предложено подписать протокол об основах взаимоотношений между руководством советских войск в Афганистане и вооруженной оппозицией Панджшера (ИОАП), в котором говорилось:

     "Руководствуясь доброй волей и стремлением к упрочению мира в Афганистане, договаривающиеся стороны подписали настоящий протокол, в соответствии с которым принимают на себя следующие обязательства:

1. Полностью прекратить боевые действия на Южном Саланге и в других районах, прилегающих к магистрали Кабул-Хайратон, в том числе, обстрелы мест расположения отрядов и групп ИОА, кишлаков, сторожевых застав и постов советских и афганских войск, МГБ и Царандоя из любых видов оружия.

2. С целью недопущения обстрелов, грабежей, других акций против советских и афганских колонн, одиночных транспортных средств ответственность за охрану коммуникации на участке от Таджикана до Чаугани берут на себя вооруженные отряды Панджшера.

3. Для обеспечения населения Панджшера, прилегающих к указанному участку магистрали районов советская сторона обязуется поставить по взаимной договоренности необходимое количество продовольствия, товаров первой необходимости, других материальных средств - в согласованные между сторонами сроки.

4. Не допускать выхода в договорный район отрядов, групп других партий с целью обстрела советских и афганских колонн, проведения террористических актов, диверсий на трубопроводе. При попытках вооруженных лиц других партий осуществить указанные акции советская сторона выражает готовность оказать вооруженным отрядам Панджшера по их просьбе поддержку артиллерией и авиацией.

5. Обмениваться информацией и предпринимать совместные усилия для розыска исчезнувших в договорном районе советских и афганских граждан.

6. В случае резкого обострения обстановки проводить встречи с целью взаимных консультаций по недопущению возобновления боевых действий в интересах сохранения мира в договорной зоне.

7. Действие настоящего протокола распространяется на территорию, прилегающую к коммуникации Таджикан - Чаугани (30 км с обеих сторон).

     За пределами этого района советские войска и вооруженные отряды Панджшера вправе проводить операции по ликвидации вооруженных отрядов и групп любой партийной принадлежности, не прекративших вооруженную борьбу против договаривающихся сторон.

8. Настоящий протокол вступает в силу с момента его подписания".

     Этот документ был подписан командующим 40 й армией генерал лейтенантом Б. В. Громовым и министром обороны РА Ш. Н. Танаем.

     Мы надеялись, что этот протокол устроит Ахмад Шаха Масуда. Однако все наши предложения Ахмад Шахом были отвергнуты. Тогда ему в ультимативной форме мы заявили: охрана магистрали все равно будет выставлена, но теперь только из состава правительственных сил, а ему рекомендовали не мешать этому. Одновременно мы сориентировали его о времени проведения "мероприятия".

Итоги деятельности войск на первом этапе вывода ОКСВ из Афганистана

     Генерал-полковник Громов Б.В., подводя итоги деятельности 40-й армии за 1988 год в своей книге "Ограниченный контингент" заявил: "В результате боевой деятельности 40-й армии в течение 1988 года отряды оппозиции были значительно ослаблены. Совместно с подразделениями вооруженных сил Афганистана мы провели большую работу по расчистке районов вдоль магистралей. После несостоявшихся переговоров с оппозицией во время проведения войсковых операций мы нанесли моджахедам внушительный ущерб. Советскими войсками было захвачено более 1000 зенитных горных установок, более 30000 реактивных снарядов, свыше 700 минометов и примерно 25000 мин, а так же значительное количество стрелкового оружия и более 12 миллионов патронов. Во второй половине 1988 года силами 40-й армии было захвачено 417 караванов оппозиции, следовавших из Пакистана и Ирана. Тем не менее, моджахеды по-прежнему представляли опасность для правительства Афганистана".

Задачи на второй этап вывода войск

      После завершения первого этапа вывода войск из Афганистана, командующий принял решение на второй этап вывода войск и определил порядок его реализации.

     В соответствии с директивой вывод соединений и частей армии из РА следовало завершить до 15.02.89 г. согласно утвержденному графику.

     Вывод соединений, частей и учреждений армии из Республики Афганистан осуществить по двум направлениям последовательно, гарнизон за гарнизоном, начиная от наиболее отдаленных от советско-афганской границы.

Восточное направление:

     В период со 2 по 10 января 89 г. с целью исключения воздействия мятежников на колонны блокировать маршрут вывода путем занятия взводных опорных пунктов.

     Создать артиллерийские группы, которым было предписано занять огневые позиции вдоль маршрута выдвижения войск. Части технического обеспечения вывести на СППМ (сборный пункт поврежденных машин), силами 201 мсд оборудовать и содержать районы ночного отдыха в Пули-Хумри и Хайратоне из расчета на 1500 человек и 300 единиц техники. ЗКП, ОГ армии и КП 108 мсд вывести в заранее спланированные районы.

     В период с 10 по 28.01.89 года вывести на территорию СССР соединения и части тылового обеспечения, тылы дивизий, полков и учреждения гарнизонов.

     Переброску личного состава (около 30 тыс. чел.), не задействованного в боевых действиях по выводу войск, осуществить воздушным транспортом с аэродромов Кабул, Пули-Хумри, Шинданд в период с 3.01 по 31.01.89 г.

     В период с 28.01 по 15.02.89 г. осуществить полный вывод боевых частей и подразделений на территорию СССР.

     Огневое поражение противника осуществлять 10-15 мин. огневыми налетами с момента входа колонн в зону ответственности и сопровождать ведением беспокоящего огня по плановым целям и огнем по вызову артиллерийских корректировщиков, находящихся в колоннах.

     Авиационное прикрытие походных колонн на марше осуществлять ВВС 40а и авиацией ТуркВО с аэродромов Кабул, Мазари-Шариф, Кокайды.

     Управление выводом войск осуществлять с КП Кабул, ЗКП Найбабад, а также выделением ОГ (оперативных групп) в районы: Джабаль-Уссарадж, пер. Саланг, Чаугани, Пули-Хумри, Хайратон, Термез, Ташкент.

     Для обеспечения безопасности вывода войск и исключения воздействия мятежников блокировать маршрут вывода путем занятия взводных опорных пунктов на господствующих высотах и в районах наиболее вероятного выдвижения мятежников на участках:

     Кабул-Калакан - двумя батальонами 181 мсп; Калакан-Чарикар - двумя батальонами 180 мсп; Чарикар-Джабаль-Уссарадж - двумя батальонами 682 мсп; Джабаль-Уссарадж-Чаугани - 345 опдп; Чаугани-Доши - 668 об "СН"; Доши-СЗ № 15 - 350 пдп 103 вдд; СЗ № 15-Найбабад - 1, 2/122 мсп, 873 орб 201 мсд.

     III. Управление выводом войск армии будет осуществляться с КП в г. Кабул, ЗКП - Найбабад, ВПУ - Шинданд, а также оперативными группами армии, возглавляемыми:

Джабаль-Уссарадж - полковник Якубовский В. Ф.

пер. Саланг - генерал-майор Шеенков А. Г.

Чаугани - генерал-майор Профатилов В. Г.

Пули-Хумри - генерал-майор Васенин В. А.

Хайратон - полковник Дыбский В. А.

Термез - полковник Щербий В. П.

Ташкент - полковник Кицак С. Ф.

     Выход оперативных групп к местам работы - 3.01.89 г. Выход оперативной группы в Ташкент - 9.01.89 г. Выход ЗКП армии - 7.01.89 г. Командующий армией и оперативная группа командующего до 14.01.89 г. управляет выводом с КП армии в Даруль-Амане; с 14.01.89 г. по 2.02.89 г. управление будет осуществляться с КП армии, развернутом на базе 103 вдд; с 2.02.89 г. - КП армии дислоцируется в Найбабаде.

     По завершении вывода оперативная группа командующего армией перемещается в Ташкент и управляет расформированием армии с КП, расположенном на пересыльном пункте в г. Ташкент.

     IV. Вывод тыловых соединений и частей армии, тылов дивизий, полков и учреждений гарнизонов.

     13.01.89 г. - выводятся 59 брМО, тылы 108 мсд из Баграма.

     Пересечение границы: 59 брМО - 14.01.89 г.; тылы 108 мсд - 16.01.89 г.;

     15.01.89 г. - выводится 47 ордн с 668 об "СН". 668 об "СН" блокирует участок Чаугани-Доши, а 47 ордн из Пули-Хумри под охраной 783 орб 201 мсд продолжает движение в Хайратон.

     Границу пересекают 18.01.89 г.;

     17.01.89 г. - армейские части связи выводятся из Кабула в Хайратон.

     Границу пересекают 20.01.89 г.;

    19.01.89 г. - армейские части обеспечения совершают марш из Кабула.

    Границу пересекают 22.01.89 г.;

    21.01.89 г. - выдвигаются тылы 103 вдд.

    Границу пересекают 24.01.89 г.;

    23.01.89 г. - начинает движение 45 оисп (без идб) из Чарикара.

    Границу пересекает 26.01.89 г.;

    26.01.89 г. - выводится из Чаугани 278 дкбр.

    Границу пересекает 27.01.89 г.;

    28.01.89 г. - выводится из Пули-Хумри 276 тибр.

    Границу пересекает 29.01.89 г.;

    29.01.89 г. - начинают движение тылы 180, 181 мсп из Кабула.

    Границу пересекают 31.01.89 г.;

    30.01.89 г. - начинают движение тылы 201 мсд, в тот же день пересекают границу.

     V. Вывод боевых соединений и частей

     Гарнизон Баграм: 28.01.89 г. - осуществляется вывод гарнизона одной колонной в составе: наземный эшелон ВВС и 177 об "СН", который с выходом в Хайратон осуществляет охрану и усиление режимной зоны.

    Наземный эшелон ВВС границу пересекает 30.01.89 г.;

    28.01.89 г. - 2/180 мсп, 2/682 мсп, после снятия со сторожевых застав, выдвигаются на усиление маршрута в зоны ответственности полков;

    29.01.89 г. - 781 орб 108 мсд после снятия с блоков сосредоточивается в районе Баграмского перекрестка в качестве резерва.

    Гарнизон Кабул: Выводится в период с 1 по 4.02.89 г. тремя колоннами:

первой колонной выдвигается наземный эшелон ВВС. Начало движения 1.02.89 г. Границу пересекает 4.02.89 г.;

второй колонной выдвигается 371 пдп после проведения митинга в Кабуле. Начало движения 2.02.89 г. Границу пересекает 5.02.89 г. Обеспечение безопасности проведения митинга осуществляется силами 357 пдп.

третьей колонной выдвигается 357 пдп. Начало движения 4.02.89 г. Границу пересекает 7.02.89 г. Таким образом, вывод войск Кабульского гарнизона завершается 4.02.89 г.

     4.02.89 г.:
после выхода войск из Кабула и передачи сторожевых застав подразделения 181 мсп снимаются с блоков и совершают марш в Джабаль-Уссарадж;
подразделения 180 мсп снимаются с блоков на участке Калакан-Баграмский перекресток и сосредоточиваются в районе перекрестка.

    5.02.89 г.:
181 мсп из Джабаль-Уссараджа совершает марш в Хайратон. Границу пересекает 7.02.89 г.
180 мсп снимается с блоков на участке Баграмсий перекресток-Чарикар и сосредоточивается в Джабаль-Уссарадже.

    6.02.89 г.:
180 мсп совершает марш в Хайратон. Границу пересекает 8.02.89 г.

    7.02.89 г.:
КП 108 мсд, 682 мсп из Джабаль-Уссараджа выдвигаются в Хайратон. Границу пересекают 9.02.89 г.;
2/177 мсп после передачи сторожевых застав на участке Джабаль-Уссарадж-Калавуланг сосредоточивается в Чаугани;
1/345 опдп снимается с блоков на участке Джабаль-Уссарадж-Калавуланг и сосредоточивается в Калавуланге.

    8.02.89 г.:
177 мсп после передачи сторожевых застав на участке Калавуланг-Доши сосредоточивается в Пули-Хумри;
345 опдп после снятия с блоков на участке Калавуланг-Чаугани сосредоточивается в Чаугани.

    9.02.89 г.:
345 опдп совершает марш в Пули-Хумри;
688 об "СН" снимается с блоков на участке Чаугани-Доши и сосредоточивается в Пули-Хумри;
2/350 пдп снимается с блоков на участке Доши-Пули-Хумри и сосредоточивается в Пули-Хумри.

    10.02.89 г.:
345 опдп, 668 об "СН" совершают марш в Хайратон. Границу пересекают 11.02.89 г.;
395 мсп после передачи сторожевых застав в режимной зоне и на участке Пули-Хумри-пер. Мирза сосредоточивается в районе перевала (сторожевая застава № 15).

    11.02.89 г.:
395 мсп совершает марш из района СЗ № 15 в Хайратон. Границу пересекает 12.02.89 г.;
350 пдп снимается с блоков и сосредоточивается в районе Айбак.

    12.02.89 г.:
350 пдп совершает марш в Хайратон. Границу пересекает 13.02.89 г.;
122 мсп после передачи сторожевых застав снимается с блоков в районе Ташкурганского ущелья и сосредоточивается в Найбабаде.

    13.02.89 г.:
1/149 мсп с наземным эшелоном ВВС совершает марш из Мазари-Шарифа в Хайратон. Границу пересекает 14.02.89 г.;
122 мсп (без 3 мсб) совершает марш из Найбабада в Хайратон. Границу пересекает 13.02.89 г.

    14.02.89 г.:
КП армии, управление 201 мсд, 783 орб совершают марш в Хайратон. Границу пересекают 14.02.89 г.

    15.02.89 г.:
3/122 мсп, оптадн 108 мсд, перевалбаза выводятся в Термез до 12:00;
783 орб пересекает границу до 15:00. Командующий армией пересекает границу в 15:00 15.02.89 г.

    Западное направление.

    Вывод войск на западном направлении проводится с 1 по 15.02.89 г. десятью колоннами.

    Руководитель боевых действий по выводу войск западного направления генерал-майор Н. П. Пищев.

 

Генерал-лейтенант Б. Громов.

Операция "Тайфун"

     Мы постоянно держали под контролем территорию, прилегающую к дорогам, по которым двигались войска. Мятежники, получившие от нас предупреждение, не препятствовали выводу армии.

     Командование 40-й армии имело все основания предполагать, что Ахмад Шах Масуд будет препятствовать правительственным войскам выставлять свои заставы вдоль дороги. Через посредников мы предупредили его о том, что в случае, если подчиненные ему отряды будут оказывать вооруженное сопротивление размещению таких застав, то советские войска будут вынуждены применить силу. Ответственность за возможные жертвы мы возложили на Масуда.

     Несмотря на предупреждение, 23 января 1989 года правительственные войска во время движения по автомобильной дороге в районе Южного Саланга подверглись интенсивному обстрелу. Это вынудило нас нанести мощный удар по формированиям Ахмад Шаха Масуда

     Последние боевые действия советских войск на территории Афганистана проводились под условным названием "Тайфун". Целью операции являлось нанесение максимального ущерба оппозиции в центральных и северных провинциях страны, а так же лишение противника возможности вести активную вооруженную борьбу на последнем этапе вывода советских войск. В район перевала Саланг были стянуты значительные силы советских войск, большое количество огневых средств, в том числе реактивные системы залпового огня "Ураган", "Град" и тяжелые огнеметы "Буратино". На этой системе я остановлюсь подробнее.

Огнеметы "Буратино"

     Это новое оружие - детище лауреата Государственной премии СССР, заслуженного изобретателя страны, кандидата технических наук полковника Корнеевского Юрия Михайловича (так он представился).

     В основу решения была положена идея доставки к цели большого количества зажигательных боеприпасов и создания в районе цели высокотемпературного поля. Зажигательные боеприпасы доставлялись к объекту поражения посредством оригинальной пусковой установки, равной которой в то время в мире не существовало. Мощность зажигательного снаряда была не сравнима с традиционными тротиловыми взрывчатыми веществами.

     Такое оружие было сконструировано под кодовым названием РСЗО (реактивная система залпового огня) "Буратино" на базе шасси танка Т-72 и поступило на вооружение химических войск. РСЗО "Буратино" была вооружена 30-ти ствольной пусковой установкой для неуправляемых реактивных снарядов калибра 220 мм с огнесмесью. Масса огнесмеси в одном снаряде была равна 45-50 кг. Диапазон дальности стрельбы составлял 600-4500 м; для измерения расстоянии до цели применялся лазерный дальномер. Время схода реактивных снарядов при стрельбе залпом не превышало 15 секунд. Масса боевой машины составляла 46 тонн. Броневая защита соответствовала танку Т-72. Экипаж 3 человека. Тяжелая огнеметная система состояла из боевой машины и двух транспортно-заряжающих машин со специальным краном.

     Одним залпом РСЗО "Буратино" способна вывести из строя легкобронированную и автомобильную технику, поджечь и разрушить сооружения и здания, уничтожить живую силу противника, расположенную на открытой местности и в фортификационных сооружениях; осколками, ударной волной, создаваемыми при массированном применении неуправляемых реактивных снарядов в термобарическом и дымозажигательном снаряжении на площади свыше одного гектара.

    Тактика применения РСЗО заключалась во внезапном огневом поражении противника, быстром выводе боевых машин и охранения из-под возможного ответного обстрела и ухода в пункт дислокации войск. В районе Чарикарской долины и на Южном Саланге были выбраны по две огневые позиции. Удар с каждой огневой позиции наносился только один раз, а время пребывания боевой машины на огневой позиции было сокращено до минимума. Также с целью уменьшения уязвимости пакет направляющих заряжался 24 ракетами (по 3 направляющих с каждого борта оставались пустыми). Как показало испытание, эффективность применения была очень высокая. Действие термобарических боеприпасов по целям в горах нанесло большой ущерб противнику из-за взаимного наложения воздушных ударных волн и их многократного отражения от окружающих скал. Была отмечена высокая точность попадания и плотность огня.

     В ночь был спланирован марш отряда через перевал Саланг. В 3 часа ночи мне доложили, что отряд прошел туннель и сосредоточился в установленном месте на Северном Саланге.

     В сентябре 1997 г. конструктор ответил на вопросы корреспондента газеты "Комсомольская правда" Сергея Иванова. Материал был опубликован 2 сентября 1997 г. под заголовком "Папа Карло и его смертельный "Буратино":

    "Конструктор надолго задумался: "Ну, давай назовем меня - Корнеевский".

- И все-таки, Юрий Михайлович, почему Вы не хотите опубликовать свое настоящее имя? Это что, из-за 7 миллионов афганей?

- В свое время американцы действительно предлагали такие деньги за мою голову. В декабре 1982 г. мы впервые ввели в Афганистан пробные образцы реактивного пехотного огнемета "Шмель". Мощность боеприпаса была равной 122-152-мм гаубичному снаряду. Эффективность огнемета уже в первых боях оказалась настолько высокой, что американская разведка начала настоящую охоту за этим оружием. Тогда военные эксперты США писали: "Русские осуществили свою мечту - они положили на плечо солдату 122-мм гаубицу".

     Как уж они прознали - не знаю, но в наши расположения стали бросать листовки с моим описанием и ценой за мою голову - целых 7 миллионов афганей. По тем деньгам это равнялось семи "Мерседесам". Они искали автора и разработчика идеи создания огнемета "Шмель" и пытались получить образцы нового русского оружия.

     Физически захватить меня им так и не удалось. Когда бандиты видели мой отряд, говорили: "Идет шайтан-труба, идет смерть". И уходили.

     Я уверен, у американцев и сейчас ничего подобного нет. У нашего снаряда и мощность в 10 раз больше, и точность попадания: с 200 метров - в форточку. Один выстрел боеприпаса может вывести из строя самолет на старте, вертолет, любую машину, бронетранспортер. Эта техника потом уже не ремонтируется.

    ИЗ ДОСЬЕ "КП": Реактивный пехотный огнемет "Шмель" калибра 93 мм, длиной-920 мм, весом 11 кг, имеет дальность стрельбы 600 м. Применяется, в том числе, для уничтожения огневых точек противника.

- Как Вы получили это прозвище - Папа Карло?

- Это благодаря заместителю Громова - генералу Шеенкову, обоих я считаю очень талантливыми военачальниками с кристально чистой боевой репутацией. Так вот, когда Шеенков узнал, что к нему пришел отряд под кодовым названием "Буратино", первым делом спросил: "А где же Папа Карло?" Так мы познакомились. А прозвище потом прочно ко мне прилипло. Ну а я и не обижался.

- Я знаю, что "Шмель" уже прекрасно себя зарекомендовал на выставках оружия в Арабских Эмиратах, китайцы просят продать лицензию на его производство. "Шмель" взят на вооружение во многих странах мира. А "Буратино" продается?

- Англичане пытались через третью страну купить "Буратино" в тот период, когда в России распродавалось все, как говорится, с молотка. Но даже в то время у нашего военного руководства хватило здравого смысла отказаться от продажи. Могу с абсолютной уверенностью сказать, что в мире нет аналогов нашему "Буратино" и, я думаю, не скоро еще будет.

- Так почему бы не продать это оружие, на которое, видимо, сегодня есть неплохой спрос? Насколько я знаю, портфель военных экспортных заказов России на этот год составляет примерно семь миллиардов долларов. Это по сравнению с 3,4 миллиарда прибылей, полученных РФ от продажи оружия в 1996 г. "Буратино" мог бы стать бестселлером на мировом рынке.

- Американцы ведь не продают свои новейшие разработки. То, что у них идет на рынок, давно выпущено в серию, или у торгового конкурента есть нечто подобное. И нам нельзя допускать ошибок, которые в свое время сделал Олег Сосковец. Вы помните, как он продал китайцам не только современные истребители, но и технологию их производства? Нетрудно предположить, что через какое-то время Китай наводнит рынок худшими по качеству, но более дешевыми самолетами, как это уже произошло с нашими автоматами Калашникова.

- Вы не на последних ролях участвовали в создании высокоэффективного оружия. Только в Афганистане, скажем так, от Вашего "Шмеля" и "Буратино" погибли сотни, если не тысячи людей. Среди них были и мирные люди, старики, женщины, дети. Вам не бывает страшно? Не мучают кошмары?

- Может быть, ответ вам покажется слишком пафосным, но я до сих пор убежден в том, что когда изобретаешь оружие для своей страны, в которую веришь, то таких психологических проблем не испытываешь.

     У меня были сотни боевых эпизодов, когда из кишлака бил пулемет, стрелял гранатометчик. Там, возможно, были женщины, там, наверно, были дети, старики. Я не хотел их убивать. Но логика войны такова: я просто обязан возвратить матери российского солдата живым. Поэтому меня совесть не мучает - ни один солдат из моего отряда "Буратино" не погиб за всю войну в Афганистане. Раненые были.

      Сейчас мне просто до боли обидно слышать о том, что у нас плохие офицеры, техника наша отсталая, танки горят. Танки будут гореть, если их на улицах города запереть. Мне довелось воевать в Афганистане с такими прекрасными людьми, что я просто не могу поверить в то, что за какие-то десять лет можно их изменить. Все они достойны величайшего уважения. Настоящие русские офицеры. Можно поменять государственный подход к армии, регулярно менять военное руководство в стране, не платить людям зарплату. Но сущность русского офицера останется неизменной. Этому его учили, так воспитывали. Поверьте. Я не боюсь показаться банальным в этих своих рассуждениях.

     Не так давно Корнеевский вернулся к чертежной доске. О том, над чем сегодня работает, не рассказывает. Ясно, что делает очередное оружие для защиты страны.

     Сергей Иванов".

     Семь автомобилей "Мерседес" - такова была награда, объявленная афганскими моджахедами за живого или мертвого конструктора секретного советского супероружия.

Снова перевал "Саланг"

    Итак, снова вернемся к боевым действиям в районе перевала Саланг под условным наименованием "Тайфун".

    Начиная с 24 января 1989 года, наносились бомбо штурмовые удары авиации, осуществлялись огневые налеты артиллерии по базовым районам мятежников, проводилось минирование возможных путей подхода резервов противника.

    Было совершено более 600 самолето-вылетов и нанесено 46 бомбово-штурмовых ударов авиации. Артиллерией было выполнено более 400 огневых задач.

    Началось прочесывание и зачистка местности и выставление на магистрали сторожевых блоков с афганским личным составом. Основные усилия были сосредоточены на охране мостов, галерей и тоннелей. Местность постоянно простреливалась, а в ночное время освещалась авиацией, артиллерией. Инженерные подразделения расчищали на дороге каменные и снежные завалы. С целью надлежащего приведения коммуникации в порядок, командование армии приняло решение на время ее закрыть.

    В результате ударов мятежники были деморализованы. В течение последующих суток противодействие с их стороны оказывалось незначительное. Управление вооруженными формированиями было явно нарушено. Постоянно наносимые авиацией и артиллерией удары затрудняли возможность восстановить их боеспособность. Подход резервов противника воспрещался дальними огневыми налетами.

    Всего за двое суток боевых действий было уничтожено более 600 мятежников, 32 миномета, 15 безоткатных орудий, 46 крупнокалиберных пулеметов, 490 ед. стрелкового оружия, 10 складов, 36 опорных пунктов и 15 автомобилей. Захвачено 17 гранатометов и 190 единиц стрелкового оружия.

    Наши потери за двое суток составили убитыми 3 человека, ранеными - 5 человек.

    Боевые действия на Южном Саланге продолжались примерно трое суток, в результате, отрядам мятежников был нанесен серьезный урон. Чтобы максимально снизить потери своих войск, решили наносить огневые и авиационные удары по прилегающим к магистрали районам, где отмечалось скопление мятежников.

    К сожалению, не обошлось без жертв и среди жителей, прилегающих к дороге кишлаков: часть из них не покинула своих домов и оказалась под воздействием наших огневых средств.

    Наиболее ожесточенные боевые действия развернулись в восьмистах метрах от 42-й заставы вблизи кишлака Колатак. Там, по нашим данным, оборудовал свою базу отряд полевого командира Карима. Отряд Карима начитывал свыше ста человек, вооруженных автоматами, пулеметами ДШК и безоткатными орудиями. Из завалов работал снайпер. Провели артиллерийский огневой налет. Начальник штаба парашютно-десантного батальона майор Юрасов частью сил батальона окружил кишлак. В нем находилось много мирных жителей. Майор Юрасов знал об этом и предложил Кариму сдаться. Но тот начал уходить в горы со своими боевиками, прикрываясь мирными жителями. Майор Юрасов попытался отсечь боевиков от мирных жителей, но тут из засады ударил пулемет. Косая пулеметная струя прошила его, через пятнадцать минут майор Юрасов скончался. За мужество и героизм, проявленные при выполнении интернационального долга, майору Юрасову Олегу Александровичу было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

    После окончания боевых действий Ахмад Шах прислал в советское посольство в Кабуле письмо, в котором возлагал на советские войска всю вину за последствия боевых действий на Южном Саланге: "Бомбардировки и те преступления, которые совершили ваши люди на Саланге и Джабаль-Уссарадже, ничего не изменят, они уничтожили весь недавно проявившийся оптимизм. Напротив, это заставляет нас верить, что вы хотите любым путем навязать нашему мусульманскому народу умирающий режим. Это невозможно и нелогично".

    Конечно, можно понять отчаяние и разочарование Ахмад Шаха Масуда - советское командование неоднократно нарушало заключенные с ним соглашения. Вместе с тем, мы рассчитывали на то, что и А.Шах должен был с пониманием отнестись к тому, что мы не могли уйти, бросив на произвол судьбы, без охраны магистраль, по которой осуществлялось снабжение Кабула продовольствием и другими необходимыми для города средствами. Ведь у нас были свои обязательства перед режимом Наджибуллы, поэтому мы оказывали ему всяческую помощь и поддержку. Ведь именно правительственным войскам мы передавали заставы на южных и северных склонах перевала Саланг для того, чтобы коммуникация, связывающая центральную и северную часть страны, могла функционировать в нормальном режиме.

Завершающий этап вывода войск

    С 27 января 1989 года вывод войск был возобновлен. На завершение операции отводилось всего 20 дней. Такие сроки вынуждали нас осуществлять движение колонн сплошным потоком. Установили следующий режим работы тоннеля: проводка колонн в направлении госграницы осуществлялась через день, так как в другие дни шли из Союза колонны с боевой техникой, с продовольствием, горючим и предметами первой необходимости для Кабула. Следует отметить, что график вывода войск был на пределе.

    Мы внимательно наблюдали за действиями моджахедов. Следует отметить, что после операции "Тайфун" вооруженные отряды оппозиции в целом не препятствовали выводу наших войск, а также занятию режимных зон, застав и постов безопасности частями 2 пд, подразделениями Царандоя и МГБ.

    На территории Афганистана еще находилось свыше 25 тысяч советских солдат и офицеров. Обеспечивая вывод войск, соединения и части армии продолжали выполнять задачи по охране коммуникаций, режимных зон и объектов. В частности, только на моем восточном направлении для охраны дорог было задействовано 26 батальонов, более четырех с половиной тысяч военнослужащих несли службу на 193-х сторожевых заставах и постах, более семи тысяч военнослужащих выполняли задачи по охране аэродромов.

    Зима 1989 года выдалась снежная и морозная. "Волчьи клыки" Саланга скалились в небо. На перевале наблюдались исключительно сложные погодные условия - туманы, обледенение дороги, заносы, сход снежных лавин, которые образовывали многокилометровые завалы на дороге. Приходилось проводить огромный объем работ по инженерному, дорожному и тыловому обеспечению. Это отнимало много сил и ресурсов. Спасали присланные по моей просьбе пять роторных шнековых машин на базе автомобиля "Урал". Иногда приходилось сталкивать автомобили-длинномеры в ущелье, чтобы освободить дорогу. Пришлось несколько раз протоптать южные склоны перевала Саланг, чтобы ликвидировать заторы. Хорошо зарекомендовала себя в эти трудные дни комендантская служба, пропускавшая колонны через галереи и туннель. Метод один - днем идут войсковые колонны, ночью - очистка и проветривание тоннеля и галерей.

    С 30 января по ночам пропускали над Салангом авиацию, особенно вертолеты, которая перебазировалась на территорию Советского Союза, для чего использовались мощные прожекторы, освещая коридор пролета над вершинами Гиндукуша. Перебазирование авиации закончилось 8 февраля. В ходе перебазирования вертолетного полка, который раньше дислоцировался в Джелалабаде, один из вертолетов врезался в скалу: погиб командир полка.

    4 февраля командование и штаб 40а оставили Кабул и переместились в район н.п. Ташкурган, местечко Найбабад.

Артем Боровик

    С очередной колонной на сторожевую заставу командира батальона подполковника Ушакова прибыл молодой журналист, корреспондент журнала "Огонек" Артем Боровик. Мы познакомились. Он изложил цель поездки так: "Хочу глазами очевидца, рассказом без примеси пропаганды донести до читателей правду про войну в Афганистане, про солдатские будни". На что я ему сказал, что необходимо, хотя бы на время, стать солдатом. Он согласился. Мы его переодели, и на следующий день он в составе отделения пошел высоко в горы на сторожевой блок для смены личного состава. Через пять дней его сменили. Мы с ним проговорили всю ночь. Артем поделился тем, что в американской армии он прослужил солдатом десять дней, но эти пять дней на Саланге равносильны целому месяцу там. Он был убежден, что журналист, даже самый отважный, даже идущий на подвиг, знает, что он вернется в свою редакцию, где будет спокойно описывать то, что увидел. А солдат, даже не совершивший заметного подвига, на самом деле совершает его ежедневно с утра до ночи и с ночи до следующего утра, и снова, и снова. Изнуряющий, утомительный, ежедневный, ежечасный, ежеминутный и совершенно незаметный подвиг.

    По результатам поездки вышла серия его очерков "Спрятанная война". Артему Боровику было всего 39 лет, когда 9 марта 2000 года он погиб (в аэропорту Шереметьево при взлете упал и разбился самолет Як-40).

Последние дни на земле Афганистана

    10 февраля я прибыл на КП армии, доложил командующему о завершении вывода наших частей с перевального участка Саланга и передаче всей трассы под охрану правительственных войск и получил задачу на дальнейшие действия.

    12 февраля я прибыл в Хайратон, прошел таможенный досмотр и вышел на мост через Аму-Дарью. Подъехав к белой широкой полосе, которая на мосту обозначала государственную границу, дал команду адъютанту постелить белую простынь, зашел на нее, вытер ноги, выбросил в реку трофейные "штучки", пересек госграницу и прибыл в Термез, в военный городок мотострелковой дивизии, где был развернут КП армии.

    Согласно приказу командующего армией взял управление на себя, уточнил обстановку на западном направлении и доложил министру обороны. 13 и 14 февраля ушли на подготовку торжественных мероприятий, связанных с окончанием вывода 40а. Для встречи и приветствия в г. Термез прибыл Главнокомандующий войсками Южного направления генерал армии Попов Николай Иванович.

    15 февраля 1989 года через мост, связывающий Термез с афганским населенным пунктом Хайратон вышел последний советский батальон (разведывательный батальон 201-й мсд) во главе с командующим 40-й армией генерал-лейтенантом Громовым Б.В.

    Генерал Громов доложил генералу армии Попову о том, что войска 40-й армии благополучно выведены с территории Афганистана.

    После торжественного митинга, части и подразделения 201-й мсд были отправлены маршем в Душанбе, в место постоянной дислокации. Именно в этот день пришло сообщение о том, что командиру дивизии полковнику Рузляеву В.В. присвоено звание генерал-майор.

Послесловие

    40-я армия была необычным объединением. В ее состав входили четыре дивизии - три мотострелковые и одна воздушно-десантная, а также несколько отдельных бригад, полков и батальонов. За всю историю наших Вооруженных Сил не было такой армии, которая располагала собственными военно-воздушными силами. Серьезную силу составляли батальоны специального назначения, которых в составе армии насчитывалось восемь.

    Кроме того, данное объединение имело внушительный численный состав, который доходил до 120 тысяч солдат и офицеров.

    29 марта 1989 года в 6.00 по московскому времени ликвидационный акт о расформировании 40-й армии был подписан начальником штаба армии генерал-майором Соколовым Владимиром Сергеевичем.

    Так закончилась для Советского Союза и 40-й армии эта тяжелая, изнурительная и долгие годы засекреченная для советских людей война в Афганистане, продолжавшаяся 2238 дней и ночей (с 25 декабря 1979 г. по 15 февраля 1989 г.).

    19 февраля командующий армией, я, генерал-майор Пищев Н.П., генерал-майор Васенин В.А. на Ту-134 вылетели в Москву на беседу в Главное управление кадров и ЦК КПСС с последующим назначением на командные должности в системе ВС СССР. В Ташкент мы вернулись втроем. Борис Всеволодович Громов убыл в г. Киев, так как еще в январе был назначен командующим войсками Киевского военного округа.

    Вскоре я был назначен командующим 13 общевойсковой армией Прикарпатского военного округа со штабом в г. Ровно и убыл к новому месту службы.

Вместо эпилога

     На фоне нынешних событий в стране стала постепенно размываться память об афганской войне, унесшей около четырнадцати тысяч жизней наших воинов и свыше шести с половиной тысяч сделавшей инвалидами. Не стало державы, начавшей эту войну и нашедшей мужество вывести войска, но остались те, которые с честью выполнили свой воинский и интернациональный долг в чужой и далекой стране.

    Память о прошлом - это не просто свойство человеческого сознания сохранять следы минувшего. Память - это связующее звено между прошлым и будущим. Память не нейтральна, не пассивна. Она учит, призывает, убеждает, дает силы, внушает веру.

    Война оставила глубокий след в душах ее участников, отрицательно повлияла на их здоровье, часть сделала инвалидами. Она научила их по-настоящему ценить жизнь, дружбу, сделала их волевыми людьми: серьезными, ответственными.

    Через горнило афганской войны прошло свыше шестисот тысяч солдат и офицеров.

    Война помогла увидеть, в том числе и мне, многие вещи по-иному, определиться в понятиях дружбы и человечности, выбора позиции в жизни.

    Война научила вниманию и заботе о своих ближних. Видимо, эту черту моего характера заметили руководители высшего военного руководства СССР и в последствии остановили свой выбор для назначения меня начальником управления в Главное управление кадров Министерства обороны СССР. Именно эта черта моего характера помогала мне работать в Аппарате Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в должности начальника отдела по защите прав военнослужащих и членов их семей.

    Война давала много поводов стать циником или убежденным мистиком, но большинство из нас смогли справиться и с этими недостатками потому, что несли в своем сердце доброту. После ввода войск, да и затем в ходе боевых действий неоднократно приходилось наблюдать как у объектов, где расположились подразделения наших войск, к нашим солдатам шли бездомные кошки и собаки. Солдаты их ласкали, кормили. Даже раненые звери шли к нашим воинам, чтобы получить помощь. Ведь животные, как никто другой, чувствуют доброту человека.

    Отрадно, что в сердцах большинства наших солдат, офицеров и генералов воевавших в Афганистане, не осталось чувства ненависти к афганскому народу, и он стал для них близким и родным, несмотря на потери, которые мы там понесли.

    Каждый из сотен тысяч, прошедший через эту войну, стал частью Афганистана, а Афганистан стал частью каждого воевавшего там.

    Пройдя "школу" Афганистана, я теперь не понаслышке знаю, что такое война, и боевой опыт, который я приобрел, останется со мной до конца моих дней.

    Можно откровенно, без пафоса отметить, что Афганистан стал для меня самым важным и определяющим этапом в моей жизни. Опыт, приобретенный там, пригодился мне и в последующие годы службы. Этот опыт помогает прекрасно трудиться мне и в условиях гражданской жизни. Он полезен и эффективен во все времена.

    Я горжусь тем, что есть и мой вклад в дело минимизации потерь и сохранении множества жизней военнослужащих 40-й армии, а также в освобождении нескольких человек из плена, которые живыми и здоровыми вернулись к своим семьям.

    Особо мне хотелось остановиться на молодежи. Она составляла основное ядро армии. Молодежь - это образное понятие. Речь идет не об отдельном человеке, а о целых поколениях. Молодежь во все времена ругали, говоря: "А вот мы в свое время…". Я думаю, что это, прежде всего, связано с тем что старшее поколение желает поколению, идущему на смену, избежать ненужных ошибок, поделиться своим более богатым жизненным опытом. При этом старшее поколение имеет на это полное право. Вот как, например, отзывался о молодежи Сократ примерно в 380 году до новой эры: "Наша молодежь любит роскошь, она дурно воспитана, она насмехается над начальством и нисколько не уважает стариков. Наши нынешние дети стали тиранами; они не встают, когда в комнату входит пожилой человек, перечат своим родителям. Попросту говоря, они очень плохие".

    Но молодежь остается прекрасной во все времена.

    Преемственность поколений естественна. Подрастающее поколение сталкивается с необходимостью обращаться к опыту предшествующих поколений. Естественным является и передача патриотического опыта. Почти за десять лет войны в 40-й армии прошло при двухгодичном цикле шесть смен личного состава, но это не отразилось на боевой деятельности армии.

    В различные годы войны в Афганистане ее участниками были: генерал армии Соколов С.Л. 1911 года рождения, генералы армии Ахромеев С.Ф., Гареев М.А., Вареников В.И. 1923 года рождения, командующие армией генерал - лейтенанты Ермаков В.Ф., Ткач Б.И. 1935 года рождения, Родионов И.Н. 1936 года рождения, Генералов Л.Е. 1937 года рождения, Громов Б.В. и Дубынин В.П. 1943 года рождения. Участники Великой Отечественной войны и других войн, опыт и мудрость стояли в одном строю с необстрелянной молодежью.

    Из 86 Героев Советского Союза и 8 Героев Российской Федерации, совершивших подвиги и получивших это звание в различные годы афганской войны, были:

- 18-20-летние - 19 человек;
- 22-30-летние - 27 человек;
- 32-35-летние - 13 человек;
- 36-40-летние - 20 человек;
- старше 40 лет - 15 человек.

    Патриотизм, который исходил с самых низов, был близким и понятным как рядовому, так и генералу, и побуждал к отваге и героизму. Он был связан не только с любовью к Родине, но и отвечал внутренним потребностям гражданина нашей страны, который не мыслил себя без земли, на которой родился и вырос, и семьи, которая воспитала его и дала ему путевку в жизнь. Патриотизм как явление общенационального характера актуален во все времена, причем это общенародное качество максимально обостряется в наиболее критические периоды истории страны, такие, к примеру, как Великая отечественная война.

    Характерными для наших воинов были самоотверженность и мужество, боевое мастерство и гуманизм, доблесть и самопожертвование. Все эти качества вынуждены были подтвердить и западные военные эксперты.

    Героических поступков на афганской войне было очень много. Это и подрыв гранатой, и выстрел в себя, чтобы избежать плена, и вызов огня на себя ради выполнения поставленной задачи, и сознательное принесение себя в жертву во имя спасения своих подчиненных или сослуживцев.

    Человек должен пройти по жизни достойно, так, чтобы не обесчестить свою семью и, в первую очередь, своих родителей, вызывая чувство гордости и желание быть похожими на своих доблестных родителей у детей.

    Для нас, прошедших горнило войны в Афганистане, лежит особая ответственность. Зная цену войны и мира, жизни и смерти, мы обязаны, сделать все от нас зависящее, чтобы подобное не повторилось.

    До сих пор в России действуют многочисленные организации воинов-афганцев. Они гордятся наградами, полученными в годы пребывания в Афганистане, и продолжают традиции старших поколений по патриотическому воспитанию подрастающего поколения.

    Еще далеко не все сказано об афганской войне. Не только раны, но и сам Афганистан болит в душе каждого "афганца". Пока будет жива память об этих годах, проведенных "за речкой", до тех пор пока мы участники этих событий, наши родные и близкие, наши дети и дети наших детей будут хранить в памяти те незабываемые годы, до тех пор, пока тропа, ведущая к памятникам и обелискам воинам-афганцам, будет протоптана последующими поколениями наших сограждан, эта война не будет забыта и будет продолжать жить в сердцах поколений, идущих нам на смену.

 

ВСЕМ, КТО С ЧЕСТЬЮ И ДОСТОИНСТВОМ ВЫПОЛНИЛ СВОЙ ДОЛГ В АФГАНИСТАНЕ, - СЛАВА!

ВСЕМ, КТО ПОЖЕРТВОВАЛ СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ ВО ИМЯ ВЫПОЛНЕНИЯ СТОЯВШИХ ПЕРЕД НИМИ ЗАДАЧ, - ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!

 

ДВОРЕЦ ТАДЖ-БЕКА, В КОТОРОМ РАЗМЕЩАЛСЯ ШТАБ 40А. МОЙ КАБИНЕТ НА ТРЕТЬЕМ ЭТАЖЕ, КРАЙНЕЕ ОКНО СЛЕВА.

 

 

ПОСТАНОВКА ЗАДАЧ НА ВЫВОД 201 МСД ИЗ КУНДУЗА КОМАНДУЮЩИМ 40а ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТОМ ГРОМОВЫМ Б.В. НА ВОЕННОМ СОВЕТЕ АРМИИ (Г.КУНДУЗ, 21.06.1988 Г.)

 

 

ОРГАНИЗАЦИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ НА МАКЕТЕ МЕСТНОСТИ ПРИ ПОДГОТОВКЕ К БОЕВЫМ ДЕЙСТВИЯМ. ДОКЛАДЫВАЕТ 1-Й ЗАМЕСТИТЕЛЬ КОМАНДУЮЩЕГО АРМИЕЙ ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ПИЩЕВ Н.П.

 

 

ВСТРЕЧА КОМАНДУЮЩЕГО НА АЭРОДРОМЕ В КАБУЛЕ ПОСЛЕ ВРУЧЕНИЯ ЕМУ В МОСКВЕ ЗОЛОТОЙ ЗВЕЗДЫ ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА. СПРАВА ОТ КОМАНДУЮЩЕГО: ГЕНЕРАЛ-МАЙОР СЕРЕБРОВ Л.Б., ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ШЕЕНКОВ А.Г., ГЕНЕРАЛ-МАЙОР КУДЛАЙ В.И., ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ЛЕВЧЕНКО Л.И.

 

 

СЛЕВА НАПРАВО: ГЕНЕРАЛ - МАЙОР ШЕЕНКОВ А.Г.; НАЧАЛЬНИК ОПЕРАТИВНОГО ОТДЕЛА ШТАБА АРМИИ ПОЛКОВНИК ЧУРКИН Н.П.; ГЕНЕРАЛ - МАЙОР ПИЩЕВ Н.П.

 

 

ВСТРЕЧА НА КОМАНДНОМ ПУНКТЕ АРМИИ С АКСАКАЛАМИ И ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ МЕСТНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ В РАЙОНЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ У НАСЕЛЕННОГО ПУНКТА МУСАКАЛА В ПРОВИНЦИИ ЛОШКАРГАХ (ФЕВРАЛЬ 1988 Г.)

 

 

ПОДГОТОВКА К ВЫВОДУ ВОЙСК ИЗ ДЖЕЛАЛАБАДА И СОЗДАНИЕ 3-Х МЕСЯЧНЫХ ЗАПАСОВ ДЛЯ АРМИИ АФГАНИСТАНА. СЛЕВА НАПРАВО: ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАЧАЛЬНИКА ТЫЛА АРМИИ ПОЛКОВНИК СИВАКОВ А.С.; СОВЕТНИК КОМАНДИРА 1 АК ПОЛКОВНИК ЧЕРНЫШЕВ А.Н.; ПЕРВЫЙ ЗАМЕСТИТЕЛЬ КОМАНДУЮЩЕГО 40А ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ШЕЕНКОВ А.Г.; НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ ГОМУ ГШ ВС СССР ГЕНЕРАЛ-МАЙОР БОЛОГОВ В.А.; КОМАНДИР 1 АК ВС ДРА ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ЗЕЯЛУТДДИН.

 

 

В РАСПОЛОЖЕНИИ ТРУБОПРОВОДНОЙ БРИГАДЫ. РЕКОГНОСЦИРОВКА РАЙОНА МАССОВОЙ ДОЗАПРАВКИ ТЕХНИКИ И СУТОЧНОГО ОТДЫХА ЛИЧНОГО СОСТАВА ВЫВОДИМЫХ ЧАСТЕЙ.

 

 

ПЕРЕД ВЫВОДОМ ИЗ ДЖЕЛАЛАБАДА С КОМАНДИРАМИ БРИГАД: ТРЕТИЙ СЛЕВА - КОМАНДИР 1 БРИГАДЫ "СН" ПОЛКОВНИК СТАРОВ Ю.Т. ПЯТЫЙ СЛЕВА - КОМАНДИР 66 ОМСБР ПОЛКОВНИК АВЛАСЕНКО А.В. ТРЕТИЙ СПРАВА - НАЧАЛЬНИК ТЫЛА АРМИИ ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ВАСЕНИН В.А.

 

 

МИТИНГ ПО СЛУЧАЮ НАЧАЛА ВЫВОДА СОВЕТСКИХ ВОЙСК ИЗ АФГАНИСТАНА. НА ОКРАИНЕ КАБУЛА, МАЙ 1988 ГОДА.

 

 

ПЕРВАЯ КОЛОННА 15 БРИГАДЫ СПЕЦНАЗ ПРИ ВЫВОДЕ ВОЙСК НА МИТИНГЕ.

 

 

ВСТРЕЧА С НАЧАЛЬНИКОМ ЦАРАНДОЯ ПРОВИНЦИИ БАГЛАН В ПУЛИ-ХУМРИ И ЕГО СОВЕТНИКОМ ПРИ ОСВОБОЖДЕНИИ НАШИХ ПЛЕННЫХ.

 

 

ПЛАНИРОВАНИЕ И ОРГАНИЗАЦИЯ ВЫВОДА ВОЙСК ИЗ ФАЙЗАБАДА И КУНДУЗА.

 

 

ГОЛУБЫЕ БЕРЕТЫ ООН В КУНДУЗЕ. 5-Й СЛЕВА - ПОДПОЛКОВНИК ЛИПСКИЙ, НАЧАЛЬНИК ПОЛИТОТДЕЛА 201 МСД.

 

 

ГОЛУБЫЕ БЕРЕТЫ ООН В ФАЙЗАБАДЕ.

 

 

НА КП АРМИИ, АЭРОДРОМ КУНДУЗ.

 

 

 

DatsoGallery Ultimate


Новогодни...
Новогодни...

Статистика

Rambler's Top100