Дважды погребенный.
20.05.13 22:02

 

ДВАЖДЫ ПОГРЕБЕННЫЙ


С той поры прошло уже тридцать три года, как погиб Владимир Иванович Слаквин. Все это время его однополчанин Сергей Петрович Супрун мечтал попасть в Харьков, проведать маму погибшего, посетить могилу своего друга. И вот сегодня, 19 мая 2013 года, он приехал вместе со своим сослуживцем и командиром Пономаренко Вячеславом Николаевичем. Приехавшие однополчане проживают в разных областях Украины - Сергей с Луганска, Вячеслав из под Кировограда, и за многие прошедшие после «афгана» годы, впервые вместе встретились здесь, на харьковской земле.

Предварительно созвонились с городским союзом ветеранов Афганистана, согласовали свои действия и приехали в Харьков, чтобы почтить память погибшего в Афганистане боевого друга, посетить его могилу, встретится и поговорить с мамой. Встречали приехавших ветеранов Новохацкая Татьяна Павловна, заместитель председателя Харьковского городского союза ветеранов Афганистана (воинов-интернационалистов) по работе с семьями погибших; Николай Овчаренко, председатель союза ветеранов Афганистана Московского района г. Харькова; Севрюкова Клавдия Ефимовна, заместитель председателя по работе с семьями погибших в Московском районе г. Харькова. Позже присоединились Геннадий Ломакин, зам. председателя ХГСВА по работе с инвалидами и Сергей Третьяков, член Союза ветеранов Червонозаводского района г. Харькова. При встрече с харьковчанами Вячеслав Пономаренко сказал, - «Я, вообще дал слово, пойду на пенсию и обязательно проведаю могилы всех своих погибших побратимов. И вот сегодня я здесь».

 

Сергей Супрун служил с погибшим Владимиром Слаквиным в одном взводе в 181-м мотострелковом полку, в 8-й роте, первом взводе под Кабулом. В памяти Сергея день гибели своего товарища остался навсегда. С этим днем у него связана и своя уникальная жизненная история. Ведь его перепутали с Владимиром и отправили домой хоронить вместо Володи. «Как сейчас помню, рассказывает Сергей Супрун, - в этот день, 20 мая 1980 года, когда мы были в рейде, был убит Владимир Слаквин и командир батальона Геннадий Глинских. А 27 мая, продолжая находиться в боевом рейде, я услышал свою фамилию в списках, погибших в этом продолжавшемся еще рейде, которые зачитывал вернувшийся с отпуска командир минометной батареи капитан Николай Орлов. Мы в этот момент были на привале, обедали, отдыхали. И слышу, называет мою фамилию. Подхожу к нему. Разрешите обратиться. Спрашиваю – Вы назвали мою фамилию в списках погибших. Как так? Ты кто? – говорит командир. Сергей Супрун. Откуда родом? Село Дмитриевка, Новоайдарского района, Луганской области. Как???? Я ведь 21 мая отправил тебя домой в цинковом гробу….». И тут завертелось – Сергея снимают с рейда, прилетели вертолеты, доставили в штаб дивизии….   А в это же время, 27 мая 1980 года, Галина Емельяновна, мама Сергея Супруна, его отец, родные и близкие прощались на кладбище, провожая в последний путь «своего» сына…. Сергей вспоминает, что тогда, вдогонку своих похорон, 29 мая 1980г., он вместе со старшим лейтенантом, который в этом рейде также получил ранение и чуть было не погиб от пули, которая прошла по касательной, задев часть лица, приехали к нему домой перехватывать «цинк». Сергей ехал домой в сопровождении офицера, - ведь в военном билете стояла отметка «ПОГИБ», печать части и подпись «майор Снегур». Сергей Супрун на тот момент в живых уже не значился….

А все получилось так…. Саша Погорелецкий, из Кривого Рога, служивший писарем и приехавший на опознание трупа, внес путаницу. Вместо Владимира Слаквина опознал меня, вспоминает, как это было Сергей Супрун. Немудрено – ведь мы немного были похожи друг на друга. Отличал только шрам на щеке у Владимира от Сергея и нас даже ротный путал, называя меня Слаквиным. А в цинковом гробу, Володя лежал на левом боку и в окошке «цинка» выглядел как вылитый Сергей. Так, что даже родные не заподозрили неладное. И мое неожиданное появление живым и здоровым вызвало у родителей шок. В два часа дня, когда мы прибыли домой, собралось все село. Отец падал в обморок и все никак не мог придти в себя, а мать тогда врачи лекарствами успокоили. Иначе трудно себе даже представить ее состояние после пережитого. На следующий день, 30 мая 1980 года, цинковый гроб с телом погибшего Владимира Слаквина откопали и отправили на перезахоронение в Харьков. И уже в последний майский день Владимир обрел свое последнее пристанище на 3-м городском кладбище Харькова.

Вячеслав Николаевич Пономаренко, заместитель командира первого взвода, 8-й роты, 181-го полка, в непосредственном подчинении которого и находился погибший Владимир, вспоминает:  «21 января 1980 мы пересекли государственную границу и первыми расположились в районе Кабула, за артиллерийским училищем в сторону Джелалабада. Начинали обустраивать свой быт с палаток, попутно выполняя различные задачи, как по охране объектов, так и выходили в боевые рейды, на прочески местности. Во взводе нас по штату был 21 человек, плюс сержанты, офицеры, в общей сложности около тридцати. Вячеслав часто вспоминает тот тяжелый майский боевой рейд, который начался 15 мая и окончившийся 6 июня 1980 г. Тот самый боевой рейд, в котором солдаты батальона прошли по горам, прочесывая местность более 50 километров, зачищая территорию от маджахедов и в котором понесли значительные боевые потери. Очень хорошо помнит Вячеслав и тот день, 20 мая 1980г., когда на одном из переходов, спускаясь с горы в долину, батальон попал в засаду, так называемый котел. Попал под мощный обстрел душманов. Завязался кровопролитный бой. Комбат приказал прорываться наверх в горы и выходить из-под обстрела, оставив небольшую группу солдат в долине прикрывать отход основных сил. В группе прикрытия остались и мы с Володей. Владимир своим огнем прикрывал отход товарищей, и вдруг пуля снайпера оборвала его жизнь, попав прямо в сердце. «Владимир упал прямо передо мной, вспоминает Вячеслав Пономаренко. Я к нему…. расстегиваю гимнастерку, а у него пуля – прямо в сердце…. Жутко….». Было примерно четыре часа дня. Организовав отход основной группы из-под зоны обстрела, оказавшись полностью отрезанными от основных сил, в оставшейся группе с ранеными и убитым Владимиром, погибает от вражеской пули и командир батальона майор Глинских Геннадий Степанович. Бой затянулся часов до семи вечера. На последнем заряде аккумуляторной батареи радист успел передать в штаб дивизии о гибели комбата и о том, что группа бойцов оказалась отрезанной душманами от основных сил. Нас человек семнадцать, есть раненые и двое убитых, а впереди полная неизвестность. Получили или нет сообщение в штабе, никто не знал, командир погиб, а мы полностью окружены. Взвесили все свои силы и возможности, решили - если к полуночи подмога не придет, будем сами подниматься на сопку и прорываться к своим. До этого часа каждый из нас держал в руке гранату с разжатыми «усиками» и если что - подрыв, в плен никто попадать не хотел. Так мы ждали полуночи и набирались сил для перехода. Вдруг из-за камней тихий голос – «ребята! Мы здесь… мы пришли за вами…». Вернулась помощь… забрали убитых и раненых и уже к четырем часам утра все были в безопасности. Вот так и окончился тот последний для Владимира Слаквина бой. Тела погибших были отправлены в Кабул, а затем, как уже сообщалось, совсем по нелепой случайности Владимира отправили хоронить, перепутав с Супруном Сергеем в Луганскую область. Вера Андреевна Слаквина узнала о том, что ее сын Владимир был похоронен дважды, уже намного позже, когда его однополчане вернулись домой, отдав свой интернациональный долг Родине. И как-то навещая могилу погибшего боевого друга, рассказали ей о таких вот печальных, трагических приключениях ее погибшего в Афганистане сына и историю Сергея Супруна.

Вот и сегодня, первым делом однополчане Владимира Слаквина заехали к маме, Вере Андреевне и его сестре Оле. Сергей Супрун очень переживал, боялся, как воспримет мама Володи встречу с ним, «братом-близнецом» некогда похороненным и внезапно воскресшим. Затем на кладбище, посетили могилу своего погибшего друга. И вот сейчас, перед обратной дорогой домой, заехали посмотреть музей-диораму к Николаю Овчаренко. Вот так сбылась мечта друзей-однополчан встретится вместе, посетить могилу боевого друга. Сергей и Вячеслав со словами благодарности за радушный прием и гостеприимство благодарили харьковчан, Харьковский городской союз ветеранов Афганистана, передавали руководителям афганского движения огромные приветы и слова благодарности за проводимую общественную работу от своих председателей организаций. Оставили в музее свои отзывы в книге памяти. Боевое братство – без границ. И пока мы живы, о своих боевых друзьях, сложивших головы на полях сражений, будем помнить всегда. Чтить их память и передавать информацию об их подвигах последующим поколениям. На такой вот дружеской ноте, поговорив о своих наработках, перспективных планах и трудностях в общественной работе мы и расставались с нашими побратимами.

Геннадий Ломакин – пресс-служба ХГСВА

 

 

DatsoGallery Ultimate


Парад Поб...
Парад Поб...

Статистика

Rambler's Top100